ksonin: (Default)
Сегодня вечером, в 20-00 пойду на «Эхо» говорить про «экономику в ступоре» и хотел собрать пару мыслей заранее.

1) Российская экономика уже несколько месяцев стагнирует и существует удивительно консенсусный пессимизм на этот счёт. Среди прочих устойчивых индикаторов пессимизма – российский фондовый рынок, который, по опыту, является довольно хорошим прогнозистом того, что происходит в нашей экономике. (Конечно, происходящее на фондовом рынке не является причиной того, что происходит в экономике – просто, по опыту, он чувствует, что происходит раньше и точнее, чем эксперты.) Российские индексы так и не восстановились после 2008-09 и это при том, что, скажем, Доу Джонс вырос почти в два раза. (Вопреки распространенной глупости, это не вызвано политикой количественного смягчения ФРС – для цен важна денежная масса, а не то, что печатает центробанк.)

Почему консенсусный пессимизм кажется мне удивительным сам по себе? Мы так мало знаем про российский тренд-цикл (потому что история очень короткая – всего двадцать лет) и все уверены, грубо говоря, что это «новый тренд».

2) Есть люди (хорошие и уважаемые), считающие, что при нашей структуре экономики темпы роста 1-2% в год – норма, а не исключение. (Тут приведены аргументы в пользу этого и красивые диаграммы.) Мне кажется это рассуждение неправильным. Рост с темпом 4-5% - это как раз, по опыту других стран, перемены в структуре экономики и нужно смотреть не на то, как выглядит деление по отраслям сейчас, а на то, почему эта структура не меняется.

О том, почему она должна меняться, говорит, собственно, модель Солоу. (Есть масса моделей, говорящих о том, как она могла бы меняться, но Солоу проще.) В странах с высоким ВВП на душу населения и высокой производительностью труда капитал (можно считать – производственный капитал на одного сотрудника) уже находится на оптимальном (максимальном при фиксированной производительности) уровне. Инвестирование не даёт никакого роста – потому что при существующем общем объёме капитала и низкой предельной отдаче (а откуда быть высокой отдаче, когда капитала уже очень много?) все инвестиции идут на замещение выбывшего капитала. Поэтому рост в развитых экономиках возможен только с темпом технологического прогресса.

Но в России производительность труда в большинстве отраслей в 2-3 раза ниже, чем в развитых странах. Иными словами, каждый станок/прилавок/столик обслуживает в 2-3 раза больше людей. Это значит, что логика предыдущего абзаца к нам не имеет никакого отношения – рост должен быть в плюс к технологическому прогрессу – за счёт добавления капитала до того же уровня производительности труда. Вот почему этого не происходит – правильный вопрос.

3) А ответ на «правильный вопрос» - как раз институты. Почему фирмы не покупают новое оборудование и не переучивают работников? Представьте, какую прибыль можно извлечь, если производительность стала бы вдвое выше (всё равно значительно ниже того, что в Америке и Европе) – под такой проект можно было бы кредит под 50% в год брать, не то, что под 10-15. Но у нас слишком велик риск, что почти всё отнимут – если фирма маленькая, или что придётся нанимать столько бухгалтеров, юристов, охранников и лоббистов, что бизнес станет невыгодным – это ответ, почему не хотят инвестировать крупные холдинги.

Те же самые причины (неэффективные чиновники, коррумпированная полиция) были на месте и 10 лет назад, а темпы роста были высокими. Ну, во-первых, рост был «восстановительным» - можно было, грубо говоря, использовать прежние мощности + цены на нефть росли (они и сейчас очень высокие, но больше не растут). Но у меня есть ещё гипотеза, довольно умозрительная. А именно – раньше крупный бизнес мог инвестировать и извлекать прибыль (не забывайте, что при коррумпированных регуляторах и полиции маржа для крупных участников рынка выше, чем в конкурентной среде!). Но за 10 лет в России сильно усилились «силовики» всех мастей и теперь даже крупный бизнес относительно слаб. Речь не про наезд «сверху» - от этого крупный бизнес и не был защищен, но теперь стало очень дорого защищаться от налоговой, прокуратуры, полиции, спецслужб и, одновременно, воров и бандитов – их деятельность не угрожает существованию крупной фирмы и её владельцев, но издержки общения с ними стали такими большими, что и для крупного бизнеса расширение (смотрите на ритейл, кафе и т.п. – при имеющемся уровне/росте реальных доходов расширение в этих областях могло бы быть десятки процентов в год) становится слишком дорогим.

Поэтому же и мастштабные инвестиции в инфраструктуру, предпринятые в последние годы, не дают отдачи – что толку, что куда-то ведёт хорошая дорога или где-то проложен высокоскоростной интернет, если угроза отъёма делает бизнес малоприбыльным.

4) Никаких реформ не ведётся и не планируется. Рейтинг Doing Business так же важен для ведения бизнеса, как показатель температуры тела – для здоровья. Высокая температура говорит о проблемах со здоровьем, низкий рейтинг DB – о том, что условия для бизнеса плохи. Но поставить задачу – сделать температуру 36,6 – вовсе не то же самое, что вылечить больного (или даже улучшить здоровье). Точно так же задача «подняться в рейтинге DB» - слабая помощь. Может быть, для какой-то африканской страны подъём в рейтинге и помог бы на деле (ну, как аспирин помогает от многих болезней), но Россия – относительно богатая развивающаяся страна – вовсе не тот больной, которому могу помочь такие средства.

Что поможет помочь «прямо сейчас»? Я думаю, что чем больше президент/премьер-министр будут напоминать всем, что бизнес – это то, что производит благосостояние и никакие силовые ведомства ничего не производят (точнее, производят - только в той степени, в какой способствуют бизнесу) – тем будет лучше. Это, конечно, мелочь – так «прямосейчас» больше ничего и не сделаешь. Но хотя будет правильное направление.
ksonin: (Default)
Интересная статья Масы Кудамацу с соавторами про "отбор в политике" в Китае, "Complementary Roles of Connections and Performance in Political Selection in China". Это - большая тема для исследований - достаточно вспомнить статью Перссон и Журавской про отбор китайских губернаторов для провинций. Оттуда было известно, что показатели экономических достижений напрямую используются для карьерного продвижения назначаемых губернаторов. Кудамацу с соавторами подтверждают, что политические связи тоже играют большую роль (но интересно, что эти связи не "убивают" влияния достижений).

За последние пять лет я видел сразу несколько работ, пытающихся выявить закономерности в назначении, снятии и продвижении российских губернаторов. То, что достижения не причём, вроде бы, понятно, но авторитетного исследования - не наброска с корреляциями, а серьёзного анализа в какой-то завершённой форме, вроде не было. Однако и других закономерностей особенно не видно.
ksonin: (Default)
Как выглядят минусы проекта иннограда в "Сколково", все понимают, конечно. Модернизационные проекты, даже небольшие, всегда выглядят сложно. А вот, чтобы было понятно, как выглядит "Анти-Сколково" - настоящий, полноценный антимодернизационный проект. Речь про проект создания "национального поисковика", про который вчера написали "Ведомости". У антимодернизационного проекта как раз все шансы на успех. А ведь этот проект, уже сейчас работает на разрушение двух рынков.

Во-первых, госпроект по созданию национального поисковика разрушает важнейший российский рынок конечного продукта - собственно, поисковиков. Частный бизнес может сколько угодно создавать поисковики, изобретая что-то или заимствуя, но если созданный там поисковик неудачен, он исчезает сам собой, как исчезают со всех рынков уступившие в конкурентной борьбе продукты (привет, Altavista, Rambler, и т.п.) и фирмы, которые их выпускали. Если госпоисковик окажется неудачным продуктом (а почему у него шансы на успех больше, чем у множества других?), то он останется на рынке - у правительства будет огромное искушение субсидировать его с помощью манипулирования спросом (школы и госучереждения, например). Это будет снижать прибыли частных компаний, находящихся на рынке и, что более важно, желающих на рынок войти и, значить, снижать стимулы к инновациям и заставлять потребителей, как это всегда бывает при низкой конкуренции, платить больше.

Второй рынок, который портится госпоисковиком - это рынок труда, пусть даже речь идёт об относительно узком сегменте московского рынка. Российские компании, которые должны бы были быть локомотивами инноваций и роста, стонут от постоянного давления на рынок труда всяких Олимпстроев и Роснанотехнологий. Статья в "Ведомостях" прямо демонстрирует ущерб, наносимый московскому рынку труда новым проектом.

В скобках замечу, что от "московских либертарианцев" ("российских австрийцев"), как всегда, не дождёшься выступления в защиту свободного рынка и конкуренции. Для большинства из них защита свободного рынка невозможна, если не оплачена из госбюджета или бюджета госкомпаний. (Справедливости ради - по заказу министерств, ведомоств и госкомпаний они действительно пишут предложения, защищающие свободу рынка.) Что ж, такое "либертарианство" по-человечески понятно. Однако конкуренция на российских рынках - что конечного продукта, что труда - действительно нуждается в постоянной защите.
ksonin: (Default)
Интересная другая статья вчерашнего лауреата Национальной премии по прикладной экономике Юрия Городниченко, на VoxEU. На этот раз - совместная работа с Моникой Шницер из Мюнхенского университета о том, что мешает фирмам в развивающихся странах заниматься инновациями. Не исключено, что эту работу и нужно номинировать на следующую, 2012 года, премию - потому что, похоже, выводы имеют прямое отношение к нашей стране.
ksonin: (Default)
Сергей Гуриев и Олег Цывинский в колонке из серии Ratio Economica о четырёх уроках, которые, как они считают, выучило российское руководство за прошлый год. С некоторыми авторы согласны, а с некоторыми - нет. Вот основные уроки:

Урок 1. Система управления страной и экономикой, созданная в нулевые годы, достаточно совершенна, чтобы противостоять даже значительному экономическому кризису.

Урок 2. Создание резервов — хорошая идея.

Урок 3. Цены на нефть не могут оставаться низкими долгое время.

Урок 4. Государственные банки — хорошая идея.

Угадать с чем согласны Сергей и Олег, а с чем - несогласны, несложно. Простому потому, что у профессиональных экономистов нет, в сущности, разногласий по поводу этих "уроков". Другое дело, что так случается - и нередко - что то, что выучивают практики (со склонностью принимать все успехи за результат собственных усилий, а все неудачи - за результат обстоятельств или происки "врагов") - это вовсе не то, что следовало бы, по-хорошему, выучивать.

P.S. Одно критическое замечание к прекрасной колонке: Сергей и Олег пишут, что если не проводить необходимых реформ, нашу страну "ждет «сценарий 70-80» — период застоя и потерянного десятилетия роста". Это, я бы сказал, очень мягко сказано про то, что, как показало развитие ситуации, ждало нашу страну в результате проводимой в 70-е политики ...
ksonin: (Default)
Вчера в американском конгрессе начались слушания комиссии, расследующей причины и механику финансового кризиса. Сторонники усиления регулирования финансовых рынков связывают большие ожидания с этими слушаниями. В "прошлый" раз, в 1932-34 года, работа аналогичной комиссии привела к созданию Securities and Exchange Commission, основного финансового регулятора и появлению целого свода правил и законов, по которым Уолл-стрит и остальной финансовый мир жил несколько десятилетий.

Вопросы могут быть очень жёсткими, а за ложь под присягой на слушаниях в конгрессе сажают в тюрьму. В первый день, впрочем, члены комиссии, скорее, упражнялись в жёсткой риторике, чем задавали серьёзные вопросы. Основная причина для тревоги у руководителей Goldman Sachs, Morgan Stanley, J.P. Morgan, Bank of America, которые отвечали на вопросы не в том, что вскроется какая-то тайная нечистая деятельность (это возможно - в 1933 году так произошло! но маловероятно), а то, что публика и пресса, внимательно наблюдающие за процессом, будут так раздражены тем, на чём и как зарабатывает современный банк, что конгрессменам ничего не останется делать, как принять законодательство, жёстко регулирующее рынки. Так в Америке раз за разом - слушания выявляют информацию, после чего общественное мнение, ужаснувшись, определяет ход событий.

Эндрю Росс Соркин, финансовый корреспондент New York Times, написавший чудную книжку о гибели Помпеи последних днях Lehman, подготовил список вопросов, которые - во всяком случае, применительно к Goldman Sachs - пожёсте, чем сегодняшние вопросы членов комиссии. Интересно будет послушать ответы Ллойда Бланфейна - а ведь это ещё не все... Есть ещё к ним вопросы - вот интересная сегодняшняя колонка о том, как Goldman спас в ходе "операции спасения" AIG не 100%, как все думали, а ещё больше. Даже если там нет (а его, не исключено, и нет) никакого криминала - прекрасная иллюстрация для любого курса по теории риска. И про то, что не надо страховаться на случай "наступления конца света" - контракты Goldman были размещены так, что его обрушение обрушивало и все остальные крупные банки - то есть, в сущности, спасение было гарантировано. И про то, как хорошо торговать страховым контрактом, если знаешь (вот тут автор колонки не знает, знал Goldman или нет - может быть, слушания покажут) - если знаешь, наступит страховое событие или не наступит...
ksonin: (Default)
По-настоящему про Пола Самуэльсона, одного из самых известных экономистов современности, скончавшегося в прошлое воскресенье, написал в «Блог профессоров РЭШ» на Slon.ru Андрей Бремзен, которому выпала удача учиться в аспирантуре в MIT, когда Самуэльсон ещё появлялся, время от времени, на семинарах. А у меня есть про Самуэльсона хороший анекдот. Немного «для своих», и, в сущности, не про Самуэльсона, и всё же.

Как известно, Institute for Advanced Study в Принстоне был задуман и воплощен как заповедник гениев. Однажды один из величайших умов ХХ века – дело было где-то в середине столетия – попал на какую-то институтскую вечеринку. Желая быть светским, великий человек, в нормальной ситуации не отличавшийся особой общительностью, обратился к молодому человеку, как-то затесавшемуся в компанию знаменитостей. (Среди гостей или, возможно, хозяином вечеринки был Альберт Эйнштейн, а присутствовать могли и Джон фон Нейман, и Герман Вейль, и Роберт Оппенгеймер.) Великий учёный спросил молодого человека, чем он занимается? – Я доказал непротиворечивость экономики, - ответил совсем юный Пол Самуэльсон. К его удивлению – Самуэльсон не знал, с кем он разговаривает – собеседник вскочил и, не прощаясь, ушёл.

Тем, кто догадался, кто был собеседником Самуэльсона, уже должно быть смешно. Те, кто не догадался - читайте ответ. )
ksonin: (Default)
Из Лондона доносится, через друзей и знакомых, трагические стоны – 50% налог на бонусы банковских сотрудников затронул больший круг людей, чем сначала показалось. Англия не ограничилась грозными заявлениями – как в сегодняшнем совместном Op-Ed премьера Брауна и президента Саркози – а прямо-таки ввела налог на бонусы, не являющиеся частью зарплаты. (Франция собирается последовать за северным соседом.)

У нас с Егором вышел небольшой спор по этому поводу. По ходу выяснилось, что под «бонусами» можно понимать, условно, два основных типа.

(а) Дополнительные выплаты, привязанные к цене акций или прибыли – если акции по итогам года подорожали (или прибыль оказалась высокой), платятся дополнительные деньги. Если подешевели – то вычитаются. («Вычитание» не обязательно означает прямой трансфер денег от сотрудников фирме, но предположим, что действительно, деньги вычитаются.)

(б) Бонус типа опциона – если акции подорожали, выплачивается бонус. Если нет – ничего не выплачивается.

Разница между (а) и (б) немалая. Допустим, правительство хочет снизить угрозу излишне рискованного поведения со стороны банков. Если бы банки не рассчитывали, в случае угрозы банкротства, на поддержку правительства, то и не было бы оснований ограничивать их риски – пусть делают, что хотят. В конце концов, частному сектору всегда виднее, что делать с деньгами. Но если правительство является де-факто страховщиком, то есть смысл в том, что заставить банки рисковать меньше. Например, вводя налог на выгоду от рискованного поведения. (Этот налог, конечно, является «пигувианским» - попыткой создать стимулы к определенному поведению, а не фискальным, цель которого – пополнение бюджета.)

Так о разнице между (а) и (б). Если «бонус» типа (б) – то, конечно, налог снижает стимулы рисковать (выгода от выигрыша уменьшается вдвое), но если бонус типа (а) – то вовсе, возможно, не в лучшую сторону. В случае (а) интересы менеджера в точности совпадают с интересами банка (с учётом возможного вмешательства правительства в случае банкротства). Налог на выигрыш в этом случае (никто же не собирается финансировать из бюджета компенсацию «вычитания») делает поведение менее рискованным, чем надо. А что такое «слишком осторожное» поведение банков? Это – меньшее, чем возможно, число профинансированных проектов и, соответственно, более низкий уровень благосостояния и более низкие темпы роста.

Получается, что в теории налог выглядит понятным, но вовсе неочевидно полезным делом. Тем не менее, поскольку в жизни бонусы - это бонусы типа (б), он, в принципе, ведёт к снижению риска. Точнее, вёл бы, если ... Но тут я прочитал, что, оказывается, налог прекращает действие в апреле 2010, сразу после срока подачи налоговых деклараций 2009 года. Но это не имеет вообще никакого смысла – риски 2009 года (то, за что будут выплачены подпадающие под налогообложение бонусы) давно уже «взяты». Никаких стимулов от такого закона не создаётся! Это просто одномоментное изъятие денег у небольшой группы населения. За что боролись англичане в Славную революцию, непонятно…

Впрочем, то, что выглядит плохой экономикой, является, не исключено, умной электоральной политикой. Гордон Браун имеет немного шансов выиграть выборы в следующем году, но он, кажется, не собирается уступать без боя ни капли этих небольших шансов. Прошлой весной он сверстал бюджет, который невозможно назвать ответственным, переложив все проблемы на будущее. Сейчас он, ради поддержки своих левых избирателей, вводит совершенно неправильный налог.

ksonin: (Default)
Статья с Сергеем Гуриевым и Александром Плехановым про итоги диверсификационной политики переходных экономик с большими запасами природных ресурсов (Россия, Казахстан, Азербайджан, Туркменистан), на которой основана Глава 4 юбилейного ежегодного доклада European Bank for Reconstruction and Development (EBRD) теперь есть в свободном доступе - "Development Based on Commodity Revenues". Статей с такими красочными картинками у меня ещё, кажется, не было...

Поскольку эта статья написана для доклада EBRD, она совершенно "прикладная". Соответственно, мы не собираемся посылать её ни в какой научный журнал - эта публикация, препринты EBRD, "пункт назначения" для неё. Она является хорошим дополнением к нашим статьям про зависимость свободы прессы от цен на нефть в недемократиях и про природу национализаций нефтяных компаний. Выступая в Висконсинском университете в Мэдисоне в ноябре, я свёл эти три текста в одну презентацию (вот слайды, вот звук).

Жалко, что я не написал тогда про двухдневный визит в Мэдисон - это были совершенно чудесные дни. Егор, мой соавтор из Келлога, два товарища экономистов и я посещали Скотта Гельбаха и Йои Херреру с домочадцами. Два семинара в один день - по теоретической политэкономии - "Political Selection and Persistence of Bad Governments" - на нём было, на теоретическом-то семинаре, больше 30 человек и в Center for Russia, Eastern Europe, and Central Asia (CREECA) - на этом докладе про Россию и нефть было - да, в это трудно поверить - больше 40 человек. Между семинарами была встреча с аспирантами, которые прочли - то есть разобрались и подготовили комментарии - наши с Егором статьи про экономику диктатур - тоже интересно...
ksonin: (Default)
Реклама для учёных-экономистов. Только что получил сообщение, что окончательно сформирован Программный комитет для 10-го конгресса Econometric Society. Этот конгресс проводится раз в пять лет и является самой крупной академической конференцией по экономике. Конгресс пройдёт в Шанхае с 17 по 21 августа 2010 года, а срок подачи статей - до 30 января.

Работы, которые представляются на конгрессе, представляют все части спектра экономической науки. 80 лет назад, когда Эконометрическое общество было основано, использование статистических методов (1930-й год, до книги Колмогорова, создавшей современную теорию вероятности, ещё два года) и формальных моделей только начиналось. Слово "эконометрика" за прошедшие годы прочно связалось с анализом данных (даже если речь идёт о чисто теоретической эконометрике), но на конгрессе экономической теории будет ничуть не меньше, чем теорем из математической статистики и результатов приложений статистических методов к экономическим данным. Будет представлена вся современная экономическая наука.

В 2000 году мы с Сергеем Гуриевым чувствовали себя несколько потерянными на конгрессе в Сиэттле - мало кого знали и, как я сейчас чувствую, мало что понимали. Роджер Майерсон, автор учебника по теории игр - к стыду своему, я тогда плохо представлял себе его вклад в информационной экономике, организации механизмов и рынков, теории аукционов и т.п. - пришёл на мой доклад про "олигархов" и я чувствовал себя совершенно счастливым. В следующий раз, в 2005 году конгресс проходил в Лондоне и здесь уже среди тысячи участников было несколько десятков знакомых. Тут я в последний раз докладывал "Диктаторов и визирей", с небольшими видео-отрывками из "Крестного отца".

В этот раз я буду членом Программного комитета, раздел "Political Economy". Каждый член программного комитета будет писать короткие отзывы на поданные статьи, а все решения будут принимать три со-председателя. Из остальных четырёх человек, которые отвечают за эту область, трое - Тим Феддерсен, Джон Дугган и Джим Робинсон - политологи и только один, Антонио Мерло, экономист. Здорово, что наряду с классическими областями - макро, эконометрика, теория (микро) и прикладная теория, отраслевые рынки, экономика труда, экономика общественного сектора, международная экономика, финансы - появились политическая экономика и поведенческая и экспериментальная экономика.

Наконец, похоже, что в Программном комитете я буду единственным представителем не то что России, а всей Восточной Европы. Дело не в отсутствии талантов, конечно, а в "американском пылесосе" - лучшие университеты вытягивают подчистую всё из Европы. Надеясь, что хотя бы работ из Восточной Европы и России будет, как и пять лет назад в Лондоне, немало, я и пишу эту рекламную заметку. Последний срок - 30 января 2010 года, подавать статью надо в электронном виде на сайте конгресса.
ksonin: (Default)
На конференции, посвященной столетию Рональда Коуза, самого Коуза не было - он тяжело болен. Нобелевским лауреатам Дугласу Норту и Вернон Смиту пришлось отдуваться за него и оба не подкачали - выступили с научными докладами (Гэри Бекер, ещё один лауреат, выступает завтра). Коуз, хоть и Нобелевский лауреат по экономике и, возможно, "экономист ХХ века", работал в Чикагском университете не на факультете экономики, а на юридическом факультете, так что в конференции участвует весь пантеон юридической экономики - и Познер, и Шавел, и Кутер, и Пелцман, и все остальные.

Меня вот что удивило. Коуз известен буквально двумя работами - одна, 1937 года, заложила основы современной теории фирмы (только что Нобелевскую премию за неё получил Оливер Уильямсон), вторая, 1959 года, привела к тому, что в конце ХХ-го века продажа радиоспектра - нечто совершенно естественное и общепринятое. Мне как-то не приходило в голову, что эта статья 1959 года была настолько революционной и спорной. Собственно, Коуза позвали выступить перед знаменитыми чикагскими экономистами как раз потому, что они решили, что его доклад про распределение радиоспектра, написанный по заказу FCC, американского минсвязи, содержит очевидную ошибку. Он переубедил экономистов и, по их просьбе, написал эту великую статью, The Problem of Social Cost. Но впереди было ещё 35 лет до того, как аукционы частот состоялись в США. (Ещё раньше, в 1988 году группе экономистов, опиравшейся на работу Коуза, удалось убедить новозеландское правительство провести аукционы спектра.) Вот здесь описана часть этой захватывающей истории - истории идеи, которая в 90-е годы возобладала повсюду (в России не возобладала, но так у нас и лаг в дискуссиях об экономической политики лет в тридцать).

Из работы, в которой говорилось о необходимости описать права собственности на частоты и распределить их с помощью аукциона выросло столько содержательных идей, что их невозможно перечислить - та же теория о необходимости определять права собственности на землю де Сото - очевидный пример. (Впрочем, те кто измеряют последствия наделения земельными правами, не всегда подтверждают простые соображения де Сото - Себастьян Галиани выступал сегодня как раз с такой статьёй.) "Прикладники" - последователи Коуза работают надо организацией аукционов - идея продажи спектра была настолько революционной 50 лет назад, что о деталях - как должны быть продуманы правила и как разбиты лоты, чтобы после окончания аукциона сложился конкурентный рынок. (Понятно, что если, например, продавать разбить всё на два лота частот и продавать без ограничений на владение, результатом будет покупка обоих частот одним участником, более высокие цены для потребителей и меньший суммарный выигрыш потребителей и производителей по сравнению с ситуацией, когда лоты выигрывают разные участники.) Питер Крэмтон, один из главных специалистов в этой области (почитайте на его страничке интересное описание его работы в деле организации всевозможных аукционов - у него огромный опыт) рассказывал как раз о новых вопросах. Сидевшие в зале экономисты FCC довольно кивали.

Что меня особенно интересовало в политической истории чисто прикладной идеи - продаже мобильного спектра в частные руки с помощью аукциона, так это - откуда взялась, в конечном счёте, политическая поддержка. (Откуда взялось политическое сопротивление - понятно и сила его тоже понятна.) Я много раз писал про аукционы радиоспектра, читал лекции примерно в нескольких российских университетах про это, Сергей Гуриев писал ещё раньше, шесть лет назад (по мотивам нашего общего проекта со студентами про аукционы), но даже вызвать малейший интерес экономического сообщества не удаётся. Конечно, если считать, что впереди 30 лет, время ещё есть...
ksonin: (Default)
Сегодня в Москве главный экономист European Bank for Reconstruction and Development Эрик Берглоф и Сергей Гуриев будут представлять EBRD Transition Report 2009. Это юбилейный, 20-й выпуск Transition Report - и называется он "Transition in Crisis?"

Сам доклад находится в платном доступе, но резюме основных идей, часть глав и краткая презентация Эрика Берглофа, а также сокращенный русский перевод - есть в бесплатном.

На этом же материале было основано выступление Берглофа на конференции ЦЭФИРа в конце октября - очень интересный рассказ о европейских финансовых перипетиях последнего года. Обратите внимание на слайды со стрелочками из банковских столиц Европы в Восточную Европу. Именно это выступление навело меня на мысль (и, значит, на газетную колонку) - немного, впрочем, интеллектуально немодную в наши дни - что именно 2008-09 годы будут потом вспоминать как начало настоящего объединения Европы.

Четвёртую главу юбилейного Transition Report, посвященную усилиям переходных экономик в части диверсификации в последние десять лет - как раз эта глава частично входит в сокращенный вариант - написали мы с Сергеем и Александром Плехановым из Банка. Конечно, доклад в целом пишется большой командой под руководством главного экономиста EBRD, но у отдельных глав есть авторы. Часть содержания этой главы есть в выступлении Сергея в Гарримановском институте, а часть графиков и таблиц - в моей презентации на конференции ЦЭФИРа.

Сергей Алексашенко уже похвалил Transition Report 2009 в своём блоге. Посмотрим, какова будет реакция общественности, собравшейся сегодня на семинаре в Сбербанке.
ksonin: (Default)
В связи с объявлением о Национальной премии по прикладной экономике у нас возникла небольшая дискуссия о том, что такое "прикладная научная работа". Один вариант - придать большой вес эмпирической направленности исследования, анализу данных, другой - сделать существенным, чтобы результатом работы стали рекомендации - что поменять и как что больше не делать при проведении экономической политики. Мне лично ближе, скорее, вторая позиция.

Вот, например, работы трёх молодых лидеров экономической науки. В моём понимании, шумные статьи Стивена Левитта - и про пенальти (вот в моём пересказе в SmartMoney), и про борцов сумо - совершенно эмпирические, но не имеющие, при этом, никакого отношения к "приложениям". Работы Эстер Дуфло - лежат где-то посередине, а работы Эрзо Латтмера - совершенно прикладные. Хотя и те, и другие, и третьи - очень высокого уровня, опубликованы в ведущих журналах, вдохновляют на подвиги целое поколение экономистов.

Впрочем, "прикладная статья" - не означает "эмпирическая". Дарон Асемоглу только что написал статью для Journal of Economic Perspectives - в этом журнале публикуются обзорные статьи с использованием минимального технического инструментария, чтобы все профессиональные экономисты могли знать о том, что происходит  в тех или иных областях экономической науки. Статья называется "Theory, General Equilibrium, Political Economy and Empirics in Development Economics". Пафос - в том, что слишком многие эмпирические экономисты в последнее время слишком сильно увлеклись микровопросами. Отлично, конечно, что мы теперь досконально знаем, что определяет поведение жителей бенгальских деревень и как раздача бесплатных тампонов влияет на успеваемость индийских девочек, но много ли можно выработать практических рекомендаций на основе таких исследований? Такая критика, конечно, раздаётся всегда и ото всюду, но Дарон, человек необъятной эрудиции и, наверное, самый разносторонний в мире экономист, предлагает вполне содержательные альтернативы - и на примере своих работ, и на чужих - того же Роберта Таунсенда.

UPD: Тем временем возникла такая идея: можете назвать три статьи, которые Вам кажутся образцом прикладной экономической науки? Только без тех, которые могут претендовать на премию.
ksonin: (Default)
Я поддерживаю письмо Аузана, Гайдара, Гуриева, Илларионова, Радаева, Ясина и других экономистов о негативных последствиях новой редакции закона о торговле. Или, точнее, это они меня поддерживают - вот что было написанов в июльской колонке в "Ведомостях": "В случае торговых сетей предложение ограничивать их расширение выглядит особенно абсурдным: само существование торговых сетей вызвано «эффектом масштаба» — именно он позволяет им выигрывать у конкурентов с помощью более низких цен. "

Сначала я даже обиделся, что Вадим Новиков, прочтя про сети в моей колонке, побежал подписывать письмо "у начальства", но потом подумал, что, конечно, так нельзя - мир не вертится вокруг моих колонок и любой грамотный экономист, конечно, думает о тех же соображениях, что и я. Я же, когда писал колонку, не процитировал Вадима, который за два года несколько раз убеждал меня в необходимости борьбы с антимонопольным законодательством. Абстрактно - не убедил, в данном конкретном случае - вполне.

В данном случае первый успех уже достигнут - здравый смысл возобладал и новая версия в её антирыночной, антипотребительской редакции снята с обсуждения.
ksonin: (Default)
Когда я давал ссылку на статью Пола Кругмана в New York Times Magazine (вот тут -русский перевод на Слон.Ру) о том, как кризис меняет экономическую науку, я написал, что далеко не со всем согласен и что интересно - что ответит Джон Кохрейн, профессор Chicago GSB и член АК РЭШ, на эту статью - и лично, и как выдающийся экономист. (Кохрейн - один из столпов современных финансов, по его учебнику ценобразования на активы учат, по-моему, во всех университетах в мире.)

Кохрейн ответил и его ответ - интереснейшее чтение. Лично Кохрейн обижен, так на то он и учёный, а не один из самых читаемых публицистов в мире как Кругман. А экономист Кохрейн защищается блестяще - всё то, что заметно при первом чтении статьи Кругмана - зацикленность на материале, выученном тридцать лет назад; нежелание разговаривать об экономике с профессиональными экономистами - их так мало, по сравнению с миллионами читателей колонок, и они так скучны; возможность делать логические перескоки, которые никогда не позволила бы осуществить формальная модель; делать  утверждения, которые плохо согласуются с данными - всё это под пером Кохрейна становится выпуклым и ярким. Он ни в чём не выступает с позиций "академической корпоративности" и обо всём говорит по существу. Здорово, короче.

UPD.  С подсказки Олега Замулина, который для меня - главный авторитет в нашей стране по всем макроэкономическим вопросам: вот здесь есть обзорная статья Гордона, который указывает на те же проблемы, что и Кругман, но спокойно. 
ksonin: (Default)

ВЕДОМОСТИ
Правила игры: Оборона экономики

Говорят, что представителям некоторых профессий трудно ходить в гости. Приходит, например, милиционер на встречу своего школьного выпуска и весь вечер выслушивает истории про коррупцию в правоохранительных органах. В последний год экономистам, даже если речь идет об академических ученых, тоже приходится не сладко. Трудности, возникшие одновременно в разных странах и на разных рынках, подорвали почему-то веру в экономическую науку.

Разве не странно? Если больной не выздоравливает, разве это означает, что курсы химии и биологии, которые слушали создатели лекарств, будучи студентами, опровергнуты? Если где-то обрушилось здание, разве мы подозреваем, что законы физики нарушились?
Далее


 


Вот интересный отклик: http://kar-barabas.livejournal.com/186684.html, написанный, как положено хорошему отклику, одновременно с колонкой.
ksonin: (Default)

ВЕДОМОСТИ
Правила игры: Известное сходство

Правительство Путина все больше напоминает последние правительства СССР — Николая Рыжкова и Валентина Павлова. Масштаб экономических трудностей, конечно, несравним — к краху 1990-го советская экономика шла годами. Далее


ksonin: (Default)
Слава Иноземцев приводит в «Ведомостях» цифры стоимости строительства дорог в России: «Сегодня 1 км четырехполосной автострады обходится в Китае в $2,9 млн, в Бразилии — в $3,6 млн, в России — в $12,9 млн (для участка автодороги Москва — Санкт-Петербург с 15-го по 58-й км цифра составляет $134 млн за 1 км; для Западного скоростного диаметра Санкт-Петербурга — $142 млн за 1 км, для четвертого кольца Москвы — около $400 млн за 1 км)» (а также много других интересных цифр).

В «сытые» годы такая ситуация терпима, а в «тощие» – у политического руководства не хватает денег и чтобы строить дороги по $10 млн за километр и чтобы его терпели. Собственно, я написал об этом колонку ещё в январе – «Непозволительная роскошь», где этой роскошью была – коррупция. Можно ли быстро поменять нынешнюю, неэффективную систему госуправления, которая была с самого начала целиком и полностью предназначена для управления страной в «сытые» годы? Вроде бы нет. С другой стороны, после ухода Путина возникнет некоторая прогрессивная динамика - очевидно, что для следующего лидера борьба с коррупцией будет одним из важнейших лозунгов. Кроме того, с коррупцией помогают бороться конкурентные выборы, а я думаю, что возвращение прямых выборов – лучше одномандатных парламентских, чем губернаторских – вопрос ближайшего года. C коррупцией это не поможет справиться быстро, но хотя бы создаст давление на политиков и, может быть, слегка снизит стоимость строительства дорог.
ksonin: (Default)
ВЕДОМОСТИ
Правила игры: …и что такое «плохо»

Последние события в жизни двух автомобильных компаний — GM в Америке и ГАЗа в России — подчеркнули разницу в подходе правительств двух стран к проблемам, вызванным экономическим кризисом. Американское правительство действовало решительно: прежние собственники GM лишились всего, кредиторы получили то, что можно было получить, и вот на прошлой неделе GM вышла из процедуры банкротства. У фирмы, не отягощенной долгами, есть шанс на равных конкурировать на очень сложном автомобильном рынке. Российское правительство не смогло осуществить первую же необходимую операцию — забрать ГАЗ у собственника, проследив, чтобы он не вывел оттуда активы. (Судя по всему, собственнику удалось сохранить контроль.) Вместо списания долгов предприятию предоставлены госгарантии по новым долгам.
 Далее

Эта статья в блогах[?]
ammosov


ksonin: (Default)
Всё, достаточно. Мы слишком долго писали про то, какой обменный курс позволяют поддерживать международные резервы правительства и ЦБ. Самое время переходить к полноценно плавающему обменному курсу - не потому, что на фиксированный курс расходуются резервы, а потому что плавающий курс защищает экономику страны. Как это сделать - в будущих колонках - а сегодня, в рубрике Ratio Economica, наша совместная статья с главным рэшевским макроэкономистом Олегом Замулиным о том, почему ЦБ должен прекратить поддерживать обменный курс рубля. Как сделала Австралия в 1983 году, что защитило её от многих проблем следующих десятилетий.

ВЕДОМОСТИ
Ratio economica: Свободу обменному курсу

С  2000-го года Банк России де-факто проводит политику фиксированного обменного курса (по отношению к корзине евро и доллара). Эта политика не является официальной и не несет в себе никаких обязательств. Тем не менее она сыграла определенную положительную роль в обеспечении макроэкономической стабильности. Сегодня эту задачу можно считать выполненной. Теперь курс можно сделать значительно более гибким — таким, при котором роль Банка России сводится только к сглаживанию спекулятивных колебаний. Далее


Наша статья, конечно, про Россию, но нам не жалко, если кто из латвийских политиков захочет, вместо того, чтобы арестовывать грамотных экономистов, обратить внимание на экономические последствия нынешней политики латвийских денежных властей (да, новый кредит МВФ поможет удержать суперзавышенный курс, но отрицательный баланс счёта текущих операцией никуда не денется, а гражданам придётся когда-то возвращать кредиты банкам... читайте, короче, Кальво и Рейнарта).

Дополнительные материалы:

Calvo, Guillermo A., and Carlos A.Végh, "Inflation Stabilization and BOP Crises in Developing Countries," in John Taylor and Michael Woodford, Handbook of Macroeconomics (Volume C; North Holland, 1999), pp. 1531-1614.

Calvo, Guillermo and Carmen Reinhart, 2002, “Fear of  Floating,” Quarterly Journal of Economics, May 2002, 17(2), pp. 379-408.

Успешный пример перехода к плавающему обменному курсу - Австралия

Profile

ksonin: (Default)
ksonin

March 2017

S M T W T F S
    1234
567891011
12 131415161718
19 202122232425
26 27 28 2930 31 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 06:36 am
Powered by Dreamwidth Studios