ksonin: (Default)
 Несмотря на то, что я приехал в Чикаго работать, в течение двух недель, в институте Беккера-Фридмана, начался мой визит с семинара в Северо-Западном университете. MEDS - самое сильное место по формальной политологии на Земле (здесь из известных - Остен-Смит, Феддерсен, Дирмейер, Персико и Егор), да и вообще по политической экономике (разве что семинар в LSE может с этим сравниться). Я здесь впервые выступал одиннадцать лет назад и до сих пор - это  любимое место. Тем более, когда есть возможность ехать из Чикагского университета по шоссе, обтекающему самый красивый город на свете.

Некоторую трудность представил выбор статьи. За последние три года на семинаре выступало, если я правильно посчитал, шесть моих соавторов. Не всегда, конечно, с нашими совместными работами, но всё же. В этот же день Дарон рассказывал в своём мини-курсе сразу и "Политбюро", статью 2008 года, и немного "Популизма" из 2013-го. А рассказывать надо что-то новое. Что ж, на "Technological Foundations of Political Instability" я услышал столько ценных комментариев, что на  несколько новых статей хватит. И курсовых, кстати...

В Чикаго я буду выступать на семинаре 29-мая с "Endogenous Property Rights". Когда едешь в Чикаго с севера по тому же шоссе, огибающему город, вид кажется ещё более величественным.
ksonin: (Default)
Вчера выдался день, которому, по количеству событий, позавидовал бы д'Артаньян или даже Олег из повести "На первом дыхании".

Сначала Егор выступал с нашей статьёй про диктаторов и как они используют выборы для того, чтобы что-то сигнализировать и даже отмена выборов у них сигнал для граждан. Тому, кто не знает, что такое "глобальные игры" (есть хорошее введение Морриса и Шина), можно не затрудняться чтением, потому что у нас там основное достижение - использование альтернативного подхода к моделированию протеста ("глобальную игру" использовали Перссон с Табеллини).

В той же сессии, политэкономической, выступали ещё три докладчика. В первой статье (Компанте, Ду, Гимараэс) обнаружена такая эмпирическая закономерность - чем выше изолированность столицы, тем хуже госуправление в этой стране. И наоборот. В закономерность я верю, а механизм не очень понятно. Конечно, в последние 100 лет построено немало столиц, удалённых от больших городов и часто - как раз в недемократических режимах...

Вторая статья была вовсе бездумной, а третья, с которой выступал Дарон Асемоглу, был простой по задумке. Аналогично статьям, начавшимся с мини-заметки Роя Фисмана про компании, принадлежащие семье диктатора Сухарто, Дарон и Ко создали список компаний, связанных с правящей (во времена Мубарака) партией и связанных с военными (эти компании хорошо известны). Каждый приход граждан на Тахрир сказывался на фондовом рынке, но чётко прослеживалась закономерность - акции, связанные с партией падали в цене больше других. А военные - нет. Как всегда - финансовый рынок знает, что будет.

Коротко поговорил с бывшим - много лет назад студентом, а тепарь кандидатом в Вышку. Мы были бы счастливы - заметный 15 лет назад талант вполне реализовался. Потом - интервью с кандидатами. Я сам участвовал всего в нескольких - большая часть забот легла на команду из LSE и МИЭФа, отбирающую кандидатов одновременно в МИЭФ и факультет экономики - два разных, но близких, экономических подразделения Вышки. Хорошие. Между интервью сбегал встретился с ещё одним кандидатом - в этот раз на другой факультет - ВШЭ нанимает в этом году по стандартной международной процедуре (на 3+3-летний tenure track) на 15 факультетов.

Подготовился к завтрашнему выступлению с "Endogenous Property Rights", встретился с соавтором по другой статье, сходил на приём для выпускников и друзей РЭШ -  у многих университетов и организацией есть здесь разного размера - от нескольких сотен у Гарварда и МТИ до совсем небольших - приёмы. Много бывших выпускников и старых друзей. Ужин с Витей Черножуковым из MIT, Катей Терриблволковой из Корнелла и Дмитрием Муравьевым из Boston College.
ksonin: (Default)
Неожиданная лекция в субботу в Киеве. Про Еврозону, научно-популярная – в Москве и Казани она проходила «на ура». Получилось неожиданно – я давно обещал Polit.Ru выступить в Polit.ua в Киеве, а тут оказался свободный вечер в субботу. В Киев я еду на полтора дня – на встречу руководства Киевской школы экономики, в которой я вхожу в International Advisory Board (и про которую думаю, что это настоящее чудо), а в субботу вечером хотел пойти с Володей Федориным, знаментитым московским, а впоследствии киевским журналистом – он, в частности, запустил украинский Forbes и сделал его по-настоящему центральным журналом – на матч «Динамо» Киев, моей с детства любимой команды. А матч, оказывается не в субботу, 5-го, а в воскресенье, 6-го, когда уже надо быть в Москве. (На самом деле я не такой невнимательный как может показаться – на некоторых сайтах матч до сих пор стоит 5-го; что он 6-го я обнаружил только когда собрался покупать билеты.) Короче, вечер субботы оказался свободным – так что, пожалуйста – чешская ресторация (нет, еды во время лекции не будет) «Старомак» (2-й этаж), ул. Артема 37-41, 5 октября, 17-00. «Еврозона. Записки патологоанатома. Release 2.0»
ksonin: (Default)
Анонс для тех, кто следит за моим выступлениями на конференциях и, особенно, для тех, кто будет 2 октября в Воронеже. Там в этом году (и далеко не в первый раз) будет проходит "Семинар Шаталина" - лучшая, по моим впечатлениям, "региональная" конференция по экономической науке у нас в стране. Я там впервые побывал 12 лет назад и с тех пор был много раз - она была, на моей памяти, кроме Воронежа, и в Королеве, и в Нижнем Новгороде, и в Вологде, и в Калининграде - и ни разу не разочаровывался. Конечно, это не ежегодная конференция Вышки, не Гайдаровский форум АНХ или другие московские конференции, но здесь, помимо интересных работ и дискуссий, вообще здорово. Я уже однажды это событие научной жизни описывал, давным давно, в 2006-ом. И Воронеж - город, в котором, за пределами Москвы, у меня больше всего друзей по экономической науке - даже в Питере, по-моему меньше.

Программа у конференции большая, а я выступаю 2 октября в 9-30 утра (это пленарное заседание и на два доклада отведено чуть ли не два часа). Место - большой конференц-зале в "Амакс Парк-отеле" по адресу: Московский проспект, дом 145. Я буду рассказывать нашу новую статью с Егором (который тоже, кстати, в прошлом участник Шаталинской конференции) и Дэниелом Дирмейером (который пока в Воронеже не был) "Endogenous Property Rights" и постараюсь также, насколько успею, рассказать о контексте современных исследований по политической экономике.
ksonin: (Default)
У исследовательских центров из семи стран - стокгольмского SITE, минского BEROC, рижского BICEPS, нашего CEFIR, польского CenEA, тбилисского ISET, и киевского KEI - есть совместный публицистический проект,  FREE Policy Briefs, опыт сотрудничества в прикладных проектах и, самое главное, ежегодная встреча всех семи центров, на которых один день занимают презентации исследователей (кто хочет рассказать над чем работал в этом году) и встречи административных сотрудников, рассказывающих об опыте и проблемах сотрудникам, занимающихся тем же самым. Знакомишься не только с новыми коллегами из других центров, но и из своего собственного - вовсе не со всеми удаётся пообщаться в течение года.

В этот раз в Стокгольме. Я уже однажды писал о такой ежегодной встрече три года назад, в 2010 году в Ваксхольме. Подробные или хотя бы краткие описания Риги-2001 (там я познакомился с юным стажёром ЦЭФИРа Скоттом Гельбахом, теперь зам.декана факультета политологии в UWisconsin, новым профессором РЭШ Олегом Замулиным, теперь деканом факультета экономики ВШЭ) и новым сотрудником Ольгой Лазаревой), Москвы-2002 (здесь много кто был впервые - от Саши Вакру, теперь директора Дэвис-центра в Гарварде и Ани Засовой, соавтора по статье о Латвии), Стокгольма-2003 (который больше запомнился чтением стихов наперегонки с вышеупомянутым Олегом Замулиным), Киева-2005 (оттуда я дал своё первое большое интервью Эху), Суздаля-2009, Вентспилса-2011 ещё ждут своего часа. Среди основных участников первых ретритов были нынешний первый зампред ЦБ и министр образования Латвии, а среди нынешний молодёжи, наверняка, ещё больше великих людей.

Сегодня я рассказывал нашу статью про то, является ли безработица 2008-2013 в Латвии циклической. (Да, является - вот, пожалуйста, слайды с основными графиками.) Эта статья, среди прочего, чистой воды продукт таких встреч - именно встречи с рижскими коллегами из BICEPS привели к моей первой статье по макроэкономике. Латвия сейчас, когда экономика стала, наконец, расти довольно быстро и безработица упала (до высокого) уровня еврозоны, привлекает непропорционально много внимания: поклонники "политики жёсткой экономии", применявшейся во многих странах в ответ на кризис, с, как правило, негативными последствиями, ищут вдохновения в латвийском примере. Оливье Бланшар, выдающийся макроэкономист, по учебнику которого я учился почти 20 лет назад, автор основных современных методов изучения рынка труда в макроэкономике и главный экономист МВФ сейчас, только что выпустил статью на эту же тему. (Там заметно и то, что Бланшар - главный экономист МВФ, а его соавторы занимались как раз Латвией, и то, что он выдающийся макроэкономист.)

Пол Кругман, который не работает с микроданными латвийского рынка, но, могу заверить (и сослаться на тех, кто разбирается в этих микроданных как никто), хорошо понимает, что там происходит, и возражает Бланшару, и соглашается. В том, что всплеск безработицы был циклическим, сомнений ни у кого (кроме ЦБ Латвии и Еврокомиссии, но и у них скоро пройдёт) нет, но вот какой там естественный уровень безработицы был до кризиса, вопрос остаётся.  Другой способ задать тот же вопрос - была ли латвийская экономика серьёзно перегрета до 2008 года? Этот вопрос мне задал Бланшар, когда мы кратко переписывались по поводу нашей статьи и этим же вопросом он заканчивает свой текст про Латвию. На встрече - back to Stockholm - были, помимо нас, бывшие и нынешние сотрудники ЦБ Латвии и МВФ, так что дискуссия получилась очень интересной. И всё остальное тоже.
ksonin: (Default)
Пришло приглашение - следующей весной буду Becker Friedman Fellow в одноимённом институте Чикагского университета. Приятно оказаться в такой компании, приятно ассоциироваться с именами великих учёных и, конечно, Чикаго - самый красивый город на Земле. 
ksonin: (Default)
Привычка работать, глядя на Женевское озеро, выработанная в последние годы по случаю, пригодилась. Один из моих основных соавторов - пусть мы опубликовали только одну совместную статью, работаем и дружим мы всю, можно сказать, научную жизнь - Скотт Гельбах работает в Мэдисоне. А я проводил время в Эванстоне, работая с Егором, с которым мы опубликовали восемь, кажется, статей, а написали и того больше. И с Дэниелом Дирмейером, с которым мы никак не допишем очень изящную (во всяком случае, изящно задуманную) модель. Плюс тут в Эванстоне был редкий случай - у Дарона Асемоглу заканчивалось время, которое он был обязан провести в Северо-Западном университете как лауреат престижнейшей премии Неммерса (неплохо она предсказывает Нобелевскую премию, надо сказать), так что мы могли работать втроём вживую (а то у нас всё больше по емейлу). Вообще, учредителям премий на заметку - в условия вписано, что нужно провести два месяца в NWU; даёт возможность студентам и профессорам активно общаться со знаменитым учёным.

Так вот, Женевское озеро, штат Висконсин, находится посередине пути от Эванстона до Мэдисона, так что мы со Скоттом встретились, сугубо по работе, на почти равном расстоянии от места, где жили. Что помогает строить очередную модель, в которой расстояние до медианного избирателя играет большую, если не решающую роль...
ksonin: (Default)
Тех, кому нравятся мои научно-популярные выступления в Лектории Политеха и в других местах, хочу сразу предупредить: лекция "Чем занимается современная политическая экономика? на экономфаке МГУ 19 ноября будет не научно-популярной (как "Аукционы", "Кризис еврозоны" и "Выборы в США"), а сугубо научной. Это будет не самостоятельная работа, а обзор некоторых работ последнего десятилетия в той области экономической науки, которой я занимаюсь сам, теоретической политэкономике. 

Чтобы было понятно, о чём пойдёт речь, можно посмотреть основные работы, про которые я собираюсь рассказывать. Для того, чтобы слушать лекцию, нужно понимать из этих статей примеры и постановки основных моделей (а доказательства могут быть и сложными). Эти работы, кстати, должны быть интересны всем, кто занимается экономической теорией - модели там простые, но довольно элегантные.

Acemoglu, Robinson "A Theory of Political Transitions" (AER, 2001) и весь цикл работ про "расширение франшизы", который вышел из этой работы

Lizzeri, Persico  "Why did the Elites Extend the Suffrage? Democracy and the Scope of Government, with an Application to Britain's “Age of Reform” (QJE, 2004) - название, по существу, пересказывает постановку задачи

Barbera, Jackson  "Choosing how to choose: Self-stable majority rules and constitutions" (QJE, 2004) - на основе этой работы можно, наверное, делать задачи для школьных матолимпиад - про правила голосования, которые устойчивы "относительно самих себя". В политической практике очень часто вопрос о том, по каким правилам выбирается, например, председатель или какое-то бюро, решается с учётом интересов участников относительно тех, кого бы они хотели выбрать председателем.

Кроме того, я расскажу про наш цикл работ с Дароном и Егором, который отчасти ("последствия связывающих обещаний") продолжает цикл работ Асемоглу-Робинсона, отчасти - совсем из другой теоретической области ("образование коалиций в некооперативных играх").

Acemoglu, Egorov, Sonin "Political Selection and Persistence of Bad Governments" (QJE, 2010) - отважная, но, возможно, не самая ловкая, построить "единую модель" демократического и недемократического принятия решений

Acemoglu, Egorov, Sonin "Dynamics and Stability of Constitutions, Coalitions, and Clubs" (AER, 2012) - помимо очень технических основных результатов, тут  много хороших примеров; в частности, модель клубов Робертса, важнейший элемент любой современной теории реформ, проще здесь посмотреть

Acemoglu, Egorov, Sonin "Political Model of Social Evolution" (PNAS, 2011) - собственно, эту совсем короткую статью можно считать кратким изложением обзорной лекции, которую я собираюсь прочитать, но уж слишком тут всё коротко.

Анонс обещает, что я расскажу, чем занимаются российские экономисты в этой области. Сразу предупреждаю, что я собираюсь об этом рассказать отдельно, на последнем слайде. Этим конкретным вопросом - политическая теория реформ, эволюцией институтов и т.п. - у нас на серьёзном уровне (достаточном, чтобы публиковаться в международном журнале уровня топ-100-150) практически никто не занимается. По политической экономике в целом публикаций больше - собственно, чуть ли не больше, чем по любой другой области экономической науки (объясняется отчасти тем, что современная политическая экономика выросла, среди прочего, из ныне исчезающей "экономики переходного периода"), но чтобы это систематически изложить, нужная целая лекция...

19 ноября, 18-00, экономический факультет МГУ, 5-й этаж и нужно регистрироваться.
ksonin: (Default)
Надо отчитаться о поездке в Казань в пятницу-субботу. У меня были три выступления - в Доме Аксёнова про выборы в США, в Казанском университете - про кризис "еврозоны" и ещё одно перед матшкольниками, участвовавшими в Кубке Колмогорова. 

В доме Аксёнова (одного из моих самых любимых русских писателей) всё было очень хорошо, но, как сейчас выясняется, многих пришедших не пустили - при том, что в зале была пара свободных мест. Кто виноват в этом - местные организаторы или фонд "Династия", не знаю, но приношу извинения за всех. Слишком много энергии у организаторов ушло на бессмысленную видеозапись выступления (хорошая копия трёхдневной давности лежит на сайте РИА "Новости"). 

Вообще, в последнее время у всех какая-то обсессия с записью выступлений на видео - это при том, что хорошего качества ни у кого, кроме профессионалов, не получается. Под видеосъёмку подстраиваются условия - то оператор маячит между рядами, не давая слушателям сосредоточиться, то - как в Политехническом музее в прошлую среду - выставят такой свет, что не видно никого из сидящих в зале. (Не надо путать научно-популярную лекцию, где лектор всё время подстраивается под аудиторию с театром, в котором актёры часто не видят зала из-за света, но на это и не рассчитывают.) Но и для видео нужны другие, по существу, лекции - не говоря уж о том, что для видео, если надо, можно перезаписать неудачный (или даже просто затянувшийся в данном конкретном случае фрагмент).

Но уж раз видео сделано - там же и подробное и аккуратное изложение газетой "Бизнес-онлайн" лекции в доме Аксёнова.

В КФУ дополнительным осложнением было то, что там отменили лекции Шпилькина и Быкова, тоже привезённых "Династией". Я не знаю глубинных причин этой истории - хотя за поездку платила "Династия" (я ездил как финалист прошлогоднего "Просветителя"), договаривался с университетом я сам. Пришлось сделать отдельное вступление и рассказать студентам, про то, что они должны чувствовать себя хозяевами в своём университете, и не ректору решать, выступать у них Быкову или не выступать. Дальше всё было про еврозону и, мне показалось, все слушали очень внимательно. Даже слегка слишком - в первые двадцать минут даже было непонятно - то ли всё слишком просто (ужас любого лектора, который никогда в жизни не реализуется), то ли слишком сложно... Но всё оказалось прекрасно.

Да и вообще - Казань - очень красивый город, причём - на экскурсию у меня было два часа, но замечательный экскурсовод - в нём видно, как последние двадцать лет он просыпается от столетнего сна. Я твёрдо решил ещё приехать и, надеюсь, скоро.
ksonin: (Default)
Фонд "Династия", учредивший премию "Просветитель", организует лекции финалистов премии в разных городах. Как финалист-2011, я выступлю 2 и 3 ноября в Казани. 

2-го ноября в 18.00 в доме-музее Аксенова (ул. Карла Маркса, 55/31) "Выборы в США 2012". В книге "Уроки экономики" довольно много написано про то, что экономисты знают про выборы, а президентские выборы в Америке, которые пройдут 6 ноября, интересны по многим причинам. Во-первых, потому что на этих выборах определится руководитель крупнейшей экономики мира и верховный главнокомандующий самой сильной армии. Во-вторых, потому что в этом гонка между действующим президентом Обамой и кандидатом от Республиканской партии Ромни идёт "ноздря в ноздрю" и судьба президентства не будет ясна до самого последнего часа. В-третьих, президентские выборы в Америке - предмет научных исследований на протяжении последних 200 лет, и у политологов и экономистов есть множество инструментов и данных для анализа и прогноза. На лекции будут рассказаны про правила, по которым избирается американский президент (все знают, что в случае <<ничьи>> в электоральном колледже президента выбирает палата представителей, но как выбирает - известно далеко не всем) и про стратегии, которые выбирают кандидаты, играющие по этим правилам, про новейшую (с 1960 года) историю и отдельные детали президентской кампании 2012.

3-го ноября в 14.00 в Казанском университете (Институт управления и территориального развитияКазань, ул. Кремлевская, 6/20, аудитория 211), состоится лекция на тему "Кризис "еврозоны". Про кризис "еврозоны" в "Уроках экономики" написано совсем немного - книга была написана до основных событий. Но в новом издании, над которым я сейчас работаю, будет целая глава, снова подтверждающая мысль о том, что дело не в том, что экономисты не знают, что и как, а в том, что их часто не слушают. Когда в начале 1990-х появились первые серьёзные планы создания единой европейской валюты, учёные-экономисты говорили о том, что это невозможно, а экономисты-практики были оптимистичны. Как показал переход к евро, состоявшийся в 1999-ом, и последующие годы успешного развития - для оптимизма были основания. Как показал кризис, начавшийся в 2010 и продолжающийся до сих пор - для скептицизма учёных были основания. В чём преимущества единой валюты? Почему единая валюта сделала европейскую экономику более чувствительной к кризису? Что могут сделать правительства, чтобы сохранить Европу единой?
ksonin: (Default)
Семинар после полуторагодичного перерыва, и сразу – на одном из ведущих европейских факультетов – Macro/Labor/Finance в Университете Цюриха. Конечно, наша работа (“Markov Voting Equilibrium: Theory and Applications”, совместная с Дароном Асемоглу и Георгием Егоровым) – ни то, ни другое, не третье, но «большие» семинары вовсе не всегда строго придерживаются своей основной темы. Тем более, когда академический сезон только начинается – кстати, может именно этим объясняется то, что на слушателей было человек 40, не меньше. Главной звездой факультета является экспериментатор Фер, будущий Нобелевский лауреат и т.п. (про его доклад я писал летом),  а макро-группа образована вокруг Фабрицио Зилиботти, не меньшей, по существу, звезды.

Невозможно не выступать на семинарах, если пытаешься заниматься чем-то интересным. Помимо комментариев – сегодня особенно активны были как раз Фабрицио и Алексей Кушнир (время летит быстро и вчерашний магистрант уже автор статьи в Econometrica и преподаватель в одном из главных европейских университетов) – узнаешь, насколько хорошо понимают твою модель слушатели. После нескольких лет работы привыкаешь к собственным формулам и легко забыть, что аудитория семинара или хорошего журнала – вовсе не обязательно специалисты по динамическим моделям голосования…

Вот и сейчас. Стоило пропустить полтора года (а реально серьёзный семинар последний раз был чуть меньше двух лет назад в LSE) и вышло не так, как хотелось. Когда репетировал своё выступление, хорошо уложился в час с небольшим, а в реальности пришлось пропустить не только доказательства теорем, но даже некоторые формулировки. Впрочем, на «больших» семинарах аудитории запоминаются в основном простые примеры, а примеры я рассказал очень подробно.

За ужином – интересная компания из четырёх профессоров и аспиранта факультета экономики. Родились в Чили, Италии, Германии и Китае, учились в Америке, Англии, Швейцарии, работали в Испании, Америке, Англии, Франции. Интересно, что итальянцы, швейцарцы и французы рассказывают те же самые истории про своих «академиков», что мы видим тут у нас. Занимают какие-то командные высоты, тратят на себя огромные деньги, подделывают дипломы, переписывают зарубежные книги… Но чуть ли не везде в Европе всё постепенно наладилось. Факультет экономики в Университете Цюриха стремительно, чуть ли не за пятнадцать лет, стал центром европейской экономической науки. Это в правительствах и министерствах образования могут не различать, кто занимается наукой, а студенты и аспиранты, слава Богу, везде умные.

Самолёт. Десять лет назад мог выступить на пяти семинарах за семь дней (Колумбийский университет, экономика и Гарриман, Пенн Стейт, Келлог, Чикаго), но сейчас, это, конечно, не повторить. Дело не в том, что трудно составить маршрут. Наоборот, это тогда было трудно получать приглашения – нигде в мире про существование русских экономистов ничего не знали. Теперь проще и профессора РЭШ активно путешествуют по ведущим научным центрам; уже есть хорошие места, где слышали не только про РЭШ, но и про Вышку. Но пять семинаров за неделю - это, наверное, только в молодости возможно.

А с другой стороны – семинар в Цюрихе в 16-15, лекция в магистратуре, «Политическая экономика», завтра в 9-30, «Введение в экономику» в бакалавриате – в 13-40. Что там было у Кати с Саней? Ага, молодость продолжается, проректорство кончится, бакалавриат и всё-всё-всё заработает в стационарном режиме и можно будет писать что-то интересное и выступать и общаться чаще.
ksonin: (Default)
Пленарный доклады на мировом конгрессе дают тем, кто существенно изменил науку и наш взгляд на мир. Эрик Маскин и Роджер Майерсон, первые два докладчика на конгрессе 2012 по теории игр, сыграли, на мой взгляд, в развитии экономической науки роль, сравнимую с Рикардо, Вальрасом, Эрроу и с каждым годом в последнее время мне так кажется всё больше и больше. Когда через сто лет люди будущий Шумпетер станет писать историю экономической науки, они будут играть главную роль в главе, покрывающей 1980-2010. А вот третий доклад произносил экономист, который в эту историю, мне кажется, не войдёт, хотя тридцать лет назад он работал, и почти столь же успешно, в той же самой области. Только бросил теорию...

Так получилось, что на пленарном докладе Пола Милгрома у меня была возможность послушать рассказ другого выдающегося экономиста о том же самом. Месяц назад я слушал пленарный доклад Ильи Сегаля на NASM. Оба входят в команду экономистов (два других члена – Ларри Аузубель и Джонатан Левин), которая занимается организацией «крупнейшего аукциона в истории человечества». Американское правительство собирается сначала выкупить у нынешних владельцев, а потом перепродать радиоспектра на несколько десятков миллиардов долларов.

Интересно, что и Милгром, и Сегаль проделали в экономической науке путь если не одинаковый, то в одном и том же направлении – от самой чистой теории к самой практической практике. Милгром прославился статьёй 1982 года, в которой впервые была предложена экономическая логика того, почему английский (восходящий) аукцион приносит большую прибыль продавцу, чем аукциона первой цены (заявки в конвертах). Интересно, кстати, что вся математика в знаменитой модели Милгрома-Вебера, сложная прикладная математика, была взята, со всей необходимой атрибуцией, из математической работы Карлина и Ринотта, не вызвавшей в их науке никакого интереса. А потом Милгром двинулся к практике, создал консорциум экономистов market-design.com (по-прежнему незаменимое чтение для тех, кто интересуется ранним опытом проведения телекоммуникационных и энергетических аукционов – мы, напомню, отстаём в проведении аукционов лет как раз на двадцать), потом – новый релиз того же проекта, Auctionomics.com, а сейчас, вот – самый большой аукцион в истории.

Илья проделал сходный путь на двадцать лет позже, но его путь был дальше - когда я впервые о нём услышал, он был чуть ли не самым теоретическим и, заодно, самым оригинальным теоретиком в нашей науке. Мы познакомилися в Сиэттле в 2000 году; там он выступал с самой, кажется, необычной моделью торга, которую я видел. (Конечно, модели торга – огромное поле для исследований в последние пятьдесят лет, а я знаю только самые стандартные – «именные решения» из кооперативной теории, модель Рубинштейна.) Но вот теперь – теоремы, на которых будут основаны реальные правила игры со ставками в миллиарды долларов.

Радиоспектр надо купить у нынешних владельцев, которым он не нужен (например, у пейджинговых компаний, закрывшихся радиостанций и т.п.), переразбить на лоты и продать. Часть проблем в организации мега-аукциона связаны с технологическими ограничениями; они часто интерферируют с рыночными и проблемами поддержания конкуренции. Очевидно, что при организации аукциона размеры лота, которые выбирают организаторы, сильно влияет на размеры рынка. Соответственно, невозможно разбить на лоты, не задавшись каким-то «идеальным» устройством рынка после проведения аукциона.

Дальше нужно доказывать теоремы. Механизм Викри («обобщённый аукцион второй цены») создаёт стимулы делать ставки, совпадающие с ожидаемым выигрышем от конфигурации лотов, на которую ставишь. Понятно, сильно упрощает задачу для фирм – нужно рассчитывать только свою оценку ожидаемых прибылей, а не делать то же самое для конкурентов (как требуют другие форматы аукционов). С другой стороны, устройство этого аукциона таково, что даже небольшая ошибка в расчётах (неизбежная на практике) ведёт к резкому (в 100 раз больше в примере на лекции) отклонению цены от эффективной. Само собой, главное свойство аукциона Викри при этом пропадает.

Авторы предлагают специальный «жадный алгоритм» (greedy heuristics algorithm), хорошо знакомый специалистам по информатике – ключевая «экономическая» идея состоит в присвоении свободным кускам спектра очков по определённому правилу, чтобы алгоритм мог распределять очередной «самый ценный» кусок в новом раунде. Следующий шаг – построение процедуры, по которой участники смогут делать ставки, чтобы жадный алгоритм распределял куски спектра в каждом раунде. И – вот здесь нужны теоремы – результат действия алгоритма окажется равновесным в теоретико-игровом смысле (что и требовалось, чтобы этот алгоритм имело смысл применять на практике) и достаточно наглядным. Детали, видимо, надо смотреть в презентации (которой в публичном доступе нет, но которая должна быть, скорее всего, доступна по запросу), но, сразу скажу, неплохо было бы прочитать книжку Кришны “Auction Theory” перед вниканием в эти детали.
ksonin: (Default)
Сложный момент для каждого учёного наступает, когда пленарный докладчик на крупной конференции оказывается моложе. Что ж, Параг Патак из МТИ, четвёртый пленарный докладчик на конгрессе по теории игр (три остальных – Маскин, Майерсон и Милгром – титаны, с которыми невозможно равняться), младше меня и даже намного.

Тема - каким образом распределить детей по школам? Но не теория, как можно было бы ожидать на конгрессе по теории, а эмпирика.

В последние пятьдесят лет, начавшихся с математических работ Гейла, Шепли, Скарфа об эффективном распределении выпускников по местам работы (первый механизм на национальном уровне – для выпускников медицинских факультетов – был создан в 1952 году) , экономисты не только получили сотни теорем, но и разработали десятки практических механизмов для больших и маленьких рынков. Можно посмотреть на страничке Эла Рота, который, наверное, получит Нобелевскую премию за свои работы в этой области.

В математическом изложении – «задача о марьяже» звучит так: есть N парней и M девушек и у каждого человека есть предпочтения относительно противоположного пола (то есть, например, для каждого парня девушки упорядочены – от той, на которой он хотел бы жениться сильнее всего, до той, на которой – меньше всего). Задача – алгоритм, который бы дал такое («стабильное») разбиение на пары, что нельзя было бы, разбив и перемешав две пары, сделать новую пару более счастливой. Задачу решили Гейл и Шепли в 1962 году, а на практике «парни» и «девушки», конечно, разные. Иногда «парни» это парни и девушки, а «девушки» - почки и другие человеческие органы. В данном случае у школьников есть предпочтения относительно школ, у школ – относительно школьников. (Например, если речь идёт о средней школе, предпочтения школ определяются результатами обучения в младших классах.)

У нас в РЭШ такой механизм, в одностороннем варианте, используется для распределения второкурсников-магистров по исследовательским семинарам второго года. Одностороннем – потому что у профессоров, как правило, нет предпочтений относительно студентов (я, например, в последний год не преподавал на первом курсе магистратуры и практически никого не знаю). Первый по рейтингу выбирает проект первым, после чего в каком-то из семинаров остаётся на одно свободное место меньше, второй – вторым, и т.д.

В отношении школ в XXI веке крупные американские города стали переходить на механизмы, основанные на алгоритме Гейла-Шепли: Нью-Йорк в 2003, Бостон в 2005, Денвер, Ньюарк и Новый Орлеан – в 2011. (Схемы распределения, учитывающие какие-то комбинаторные соображения этого же класса, есть во многих городах, в том числе Лондоне и Чикаго.)

Работа Патака – эмпирический анализ последствий перехода Нью-Йорка и Бостона на эти алгоритмы. Используются микроданные из бостонских и нью-йоркских школ: опросы (понятно, наименее информативный тип данных) + данные о тех школьниках, которые по каким-то причинам имели возможность выбирать + данные о добровольном выбытии (опять-таки, в случае возможности). Понятно, что это адова, требующего исключительного мастерства эмпирическая работа (впрочем, профессор-географ Михайлова, эмпирик, сидящий рядом, говорит, что профессор Косенок делает такие упражнения шутя) – нужно исключить огромное количество посторонних факторов, которые могут повлиять на результат.

Последствия введения новой системы есть, и значимые: более вероятно, что не покидают школу, более вероятно, что не нарушают то, что предписано алгоритмом (при возможности). Плюс сократилось расстояние до школы (само по себе, самой собой, это не означает, что школьникам стало лучше – плохая школа может быть ближе, но это – косвенный показатель того, что результат стал ближе к предпочитаемому). Нет последствий для успеваемости (Бостон и Нью-Йорк – города в нижних 25% по успеваемости в стране).

Хорошие новости и для экономики общественного сектора (есть технические решения, улучшающие жизнь людей), и для теории игр.
ksonin: (Default)
Первый день на четвёртом Конгрессе по теории игр прошёл под знаком моей любимой (и довольно давней) статьи про диктаторов, “The Killing Game”. Той самой, которую четыре года назад, на третьем Конгрессе, пришёл послушать Джон Нэш; эта статья нам так нравится, что когда из одного из основных журналов в нашей профессии пришёл R&R, мы не стали её переписывать. (Непрофессионально, нет слов.)

Так почему “The Killing Game”? Во-первых, конгресс проходит в Стамбуле, а там, в качестве иллюстрации к «кровавому равновесию», кратко изложена история местных султанов. То есть в музее мы с Егором раз за разом встречали имена и номера наших персонажей. Один Мурад II чего стоит…

Во-вторых, ужинать мы пошли, в компании из десяти профессоров-выпускников РЭШ. Как это часто бывает на международных конференциях, связанных с экономикой, доминирование РЭШ среди учёных российского происхождения или работающих у нас в стране было подавляющим – этими десятью, к слову, «РЭШ» на конференции далеко не исчерпывалась. С нами были Саша Карпов из Вышки и Андрей Гомберг из мексиканского ИТАМ. Андрей («выборы-это-мой-футбол») знает тысячи мельчайших фактов из политической истории Латинской Америки, так что разговор зашёл про генерала Санта-Анну, «Наполеона Мексики», а это тоже персонаж из “The Killing Game”, только там иллюстрирующий «мирное равновесие».

Про много ещё надо написать. Про то, какие здесь в Турции неслабые, что местные, что диаспора, специалисты по теории игр, про то, что турецкое правительство покупает 16 млн. турецких школьников электронный доступ к гарвардской библиотеке, и собственно, про конгресс по теории игр.
ksonin: (Default)
Когда я начинал писать "дневник экономиста", почти все записи были путевыми заметками (небольшая выборка). Сходил на семинар, съездил на конференцию, встретил старых и новых знакомых, послушал доклады - написал о тех, которые понравились. Думаю - потом будет интересно перечитывать. Прошло уже почти десять лет - и, действительно, интересно. А еще лет через десять будет, наверное, смешно - какими наивными будут казаться прорывные доклады двадцатилетней давности...

Когда я впервые услышал Эрнста Фера, больше десяти лет назад, он уже был полноценной "звездой" экономической науки, но еще не живым классиком. А сейчас он - чуть ли не главное лицо нашей науки, один из пяти со-редакторов Science, руководитель огромной лаборатории экспериментальной экономики, гордости и Цюрихского университета, и всей европейской науки.

Пленарный доклад Фера на North American Summer Meeting of Econometric Society, одной из трёх крупнейших ежегодных конференций по экономической науки, был посвящен "стоимости руководящей роли самой по себе". Идея состоит в том, что измерить, сколько готовы платить люди (как всегда в экспериментах, всё идёт на реальные деньги) за то, чтобы принимать решения. Если бы экономисты научились мерять "цену руководящей роли", мы понимали почему фирмы-и-другие организации устроены так, как они устроены, гораздо лучше.

В чем состоит эксперимент? Пришедшие разбиваются случайным образом на пары - руководитель-сотрудник. Руководитель выбирает проект с разными платежами (из двух возможных) и уровень усилий, от которого вероятностно зависят конечные платежи, или делегировать выбор проекта и усилий агенту (усилия стоят денег). Тут есть тонкость - казалось бы, чтобы определить, насколько ценно быть руководителем, можно было бы просто открыть аукцион на "руководящую роль". Но это будет плохой оценкой, потому что она будет включать в себя ожидания потенциального руководителя по поводу действий агента. Поэтому сделано так.

Сначала агент выбирает уровень усилий и проект. Руководитель, не зная выбора агента, задает минимальный уровень усилий . После этого выбор агента сравнивается с минимумом и выбирается максимум из этих двух величин. В этом случае неважно, что думает руководитель про усилия агента. 

Подробности можно прочитать в статье The Value of Authority. Две сессии, средние выигрыши 50 и 85 долларов. Если руководство ничего не стоит, то денежный эквивалент неопределенности руководящей лотереи равен денежному эквиваленту неопределенности агентской лотереи. (Разработаны мощные методы экспериментального вычисления денежных эквивалентов лотерей.) Но премия есть - эмпирически очень устойчивый феномен. 12-14% выигрыша - цена руководящей роли самой по себе.

Меняли "разброс интересов", размеры ставок, цену усилий. Даже если платежи полностью совпадают, премия за руководство сохраняется. Среди других "тестов на устойчивость" мне понравился анализ так называемой "иллюзии контроля". Экспериментаторам хорошо известно, что люди ценят контроль даже тогда, когда знают, что ни на что не влияют. (Левитт это упоминает, рассказывая, что люди готовы рисковать гораздо сильнее в собственной машине, чем в самолёте.) Например, люди готовы платить за то, чтобы бросать кубик. У Фера давали возможность заплатить за право бросания кубика. 95% предпочли платить 0, "иллюзия контроля" не при чём.

Интересный случай в конце лекции. На пленарных докладах, на которые приходят все участники конференции, вопросы, как правило, очень общие. А тут вопрос из зала - очень простой - заставил Фера сказать, что ему по-просту нужно сделать тот эксперимент, про который говорит спрашивающий. Что, если агентом будет компьютер - будут в этом случае платить за право руководить? Позволит проверить некоторые социологические теории, про которые Фер кратко говорил в начале лекции.
ksonin: (Default)
С утра на Питерском форуме участвовал в дискуссии после доклада Анатолия Чубайса об успехах «Роснано» за последний год. Успехи, кстати, впечатляющие – меня, как всегда, впечатлило то, с какой лёгкостью Чубайс вникает в своём рассказе в какие-то мелкие детали, химические соединения, названия фирм, городов (и даже сёл), фамилии, но об успехах можно отдельно написать. Вот о чём у нас вышел по ходу дискуссии, которую модерировала Саша Джонсон, спор.

В презентации рассказывалось, какие вузы помогают «Роснано» готовить кадры для работы в разных проектах, а потом, в другом месте, шла речь о проблемах, с которыми пришлось столкнуться в первые годы работы. Вполне откровенно, с примерами довольно сложных ситуаций и жёстких решений. Я обратил внимание на то, что когда речь идёт о вузах-партнёрах, это вузы очень сильные, но, как на подбор, технические или инженерные. Казалось бы, естественно – проекты «Роснано», хотя и ориентированы на прибыль, как раз высокотехнологические. А с другой стороны, не очень естественно, потому что проблемы проектов – в основном менеджерские, маркетинговые, финансовые, экономические. То есть непонятно, почему, собственно ведущие факультеты и вузы этих специальностей не являются приоритетными партнёрами.

РЭШ, говорю, менеджеров не готовит, так что речь не про рекламу собственного вуза. Это не совсем правда, потому что немало выпускников нашей магистратуры работает на высоких управленческих должностях, но всё же наша магистерская программа – это именно экономическое образование, а не смежное. Но мне надо было подчеркнуть, что речь не про РЭШ, так что я назвал и другие вузы. Я говорю – это не совсем правильная мысль, что нужно учить физиков и инженеров маркетингу и менеджменту, а не, наоборот, менеджеров и экономистов – физике и электронике. Для современного менеджера важнейший навык – работать с разными сложными технологиями и сейчас отрасль меняют гораздо чаще и легче, чем несколько десятилетий назад.

Чубайс говорит - нет. Человека с физическим или инженерным образованием легче научить экономике, чем наоборот. А я говорю – это отчасти верно, но причина этого не в том, что физмат образование «фундаментальнее» экономического или даже менеджерского. А в том, что в советское время чуть ли не все талантливые и сильные дети шли как раз в физику и математику, потому что нормальных экономических и управленческих специализаций не существовало. А сейчас, наоборот – самые сильные (технически) дети зачастую идут именно на финансовые и экономические специальности.

Тут ведущая прекратила этот спор, потому что и так двум другим участникам сессии досталось маловато времени. А я уже после этого подумал, что повод для рекламы, на самом деле был. В нашем бакалавриате есть курсы по выбору – «Введение в науки о жизни» (биология), «Введение в эволюционную антропологию» (продолжение) и «Введение в астрофизику». Действительно, зачем экономисту биология? А вот через три года выпустятся наши бакалавры и посмотрим, имеет ли технически (прежде всего в части математики и статистики) сильный выпускник с экономическим образованием преимущество в венчурном бизнесе, связанном с инновациями.
ksonin: (Default)
Расписание научных путешествий на лето прояснилось. Три больших конференции. Собственно, две из трёх крупнейших ежегодных конференций по экономике + конгресс по теории игр, который проводится раз в четыре года. Я уже про все эти конференции писал и много раз, как дневник путешествий, но вот дополнительный повод, чтобы вспомнить и собрать вместе все репортажи.

North American Summer Meeting of the Econometric Society - первый раз был в 2001 (UMaryland) и потом в 2003 (NWU - репортаж, ), 2004 (Brown - репортаж - это тоже ещё до ЖЖ!), 2006 (UMinnesota), 2009 (BU - репортаж: часть 1, часть 3). 

Game Theory Congress - в 2000 году (Мадрид) у меня была одна статья-постер, в 2004 (Марсель - репортаж) – две и, кроме того, мы прекрасно поплавали с проф. Измалковым между скал, в 2008 - четыре, три из которых представляли мои соавторы (Ариша, Дарон, Егор), причём у Дарона был секционный доклад с нашей с Егором статьёй. А на мою презентацию по Killing Game тогда пришёл Джон Нэш, задавал вопросы и потом ещё вечером подсел задавать дополнительные вопросы на приёме для о-очень избранных. (Я попал туда случайно – точнее, не как экономист; достаточно сказать, что следующим, по возрастанию научной известности был Жан Тироль.) Жалко, такие вещи в CV не запишешь. В 2012 году в Стамбуле всего одна статья...

ESEM/European Economic Association - главное европейское событие года; каждой твари, естественно, по паре - критерии здесь менее строгие, чем на NASM (на GTS уровень высокий, но бывают люди из самых дальних углов знания). Лозанна-2001 («русский Нобель по математике»), Стокгольм-2003 (репортаж), Мадрид-2004 (репортаж), Вена-2006, Милан-2008 (репортаж 1, 2), Осло-2011 (в Осло очень дорого - репортаж 1, 2).

Коллеги, кто где будет? На «зимней» ASSA обычно устраивают формальные "рэшевские" встречи для выпусников и профессоров, выступающих на конференции - было, помнится, и двадцать человек, и больше. Здесь формальных встреч не будет, но так просто - было бы мило повидаться.
ksonin: (Default)
Если бы в году было 500 дней, а не 365, я бы дополнительные дни отвёл на выступления в других городах нашей страны. Здесь такая внимательная аудитория, здесь большая часть слушателей узнаёт для себя что-то новое, здесь есть шанс, что через пять-десять лет к тебе в Амстердаме или Нью-Йорке к тебе подойдёт аспирант и расскажет, что узнал о том, чем занимаются современные экономисты на твоей публичной лекции и это поменяло его жизненный путь. Такая или примерно такая история меня связывает и с Воронежем, и с Екатеринбургом, и с Нижним Новгородом.

Сегодня в Томске на "Экономике "ресурсного проклятия" (+дополнительные ссылки) - лекции в рамках фестиваля документального кино "360", устроенного Лекторием Политехнического музея - народу было меньше, чем в Нижнем месяц назад, но аудитория была молодая, живая и вдумчивая. В Нижнем было нечто, похожее на спланированную провокацию (впрочем, всё вышло отлично), здесь ничего подобного не было.

Завтра здесь же буду модерировать дискуссию - ну, если завяжется дискуссия - после показа "Фриканомики", фильма по книге Стива Левитта и Стива Дубнера. При всех моих сомнениях в том, что за Левиттом и его последователями - будущее экономической науки, это - лучшая популярная "защита экономиста", которую я знаю. "КиноМакс" - не знаю, где это, но томичи, надеюсь, знают, 18-30.
ksonin: (Default)
Не, я не могу об этом не написать… «Что за регрессия? Как были определены объясняющие переменные – почему нам рассказали так мало? Как выглядят коэффициенты и t-статистика? …» - чьи это слова на конференции, посвящённой 20-летию начала переходного периода?! Это отрывок из комментария президента Чехии Вацлава Клауса к докладу Джона Эрла, основанного на работах, опубликованные в JPE и APSR. Работы Эрла – самое подробное и тщательное исследование последствий приватизации в бывших плановых экономиках (понятно, что исключение последствий того, что были приватизированы не случайные предприятия – очень сложная эконометрическая задача), но не слабо, что президент страны разбирается в деталях статистического анализа? Не случайно, возможно, чешская приватизация прошла так успешно. Впрочем, Каха Бендукидзе, который знает реформы и как бизнесмен (у нас), и как министр (в Грузии), тоже очень умно указал на необходимость правильного учёта иностранного владения в регрессиях Эрла – хотя Бендукидзе, в отличие от Клауса, в прошлом биолог, а не экономист…

И Катя Журавская, опиравшаяся, видимо, на свою работу об отношении к приватизации в APSR, и Максим Бойко, один из "отцов" российской приватизации, говорили о том, насколько она была непопулярна у нас в России. Пётр Авен говорит о том, насколько неудачной - политически - была приватизация ("быстро и неважно как") в России. Ослунд похватил Клауса за то, что он продавал приватизацию из идеологических, а не экономических соображений. Андрей Шлейфер ничего не сказал, но он выступает в следующей сессии. Интересно...
ksonin: (Default)
Когда одной из главных причин создания блога было у меня желание хранить записки о конференциях, в которых я участвую и делиться этими записками с теми, кому это интересно. Сегодня и завтра – на конференции, которую организовали в Вене IIASA (International Institute for Advanced System Analysis) и РЭШ.

Тема – опыт 20 лет переходного периода. В Вене, потому что 20 лет назад здесь же, и ещё в венгерском Шопроне, прошла серия семинаров, на которой будущие министры российского правительства узнали очень многое о том, как работает рыночная экономика и с каких реформ и что нужно начинать. Инициатор и основным организатор нынешней конференции - Пётр Авен, один из основных участников «с российской стороны» в 1991 году, ставший через несколько месяцев министром в первом реформистском правительстве и на этом посту проведший несколько ключевых реформ (чего стоит введение единого – и рыночного – обменного курса и либерализация внешней торговли, сыгравшая огромную роль в решении некоторых острейших проблем осени 1991-го). Я отвечал за «академическую часть» конференции - приглашение академических учёных, которые внесли самый большой (на мой взгляд) вклад в понимание переходного процесса. Вторую половину участников составляют «практики» - бывшие министры, советники, а также критики министров.

Первая сессия была совершеннейшим «круглым столом», начавшимся с выступлений Джона Уильямсона, автора знаменитого «вашингтонского консенсуса». Этот «консенсус» - один из главных жупелов для тех, кто любит переживать по поводу экономической катастрофы, постигшей нашу страну в конце 1980-х. (Правда, мне ни разу не удалось встретить критика «вашингтонского консесуса», который мог бы внятно изложить, что это такое. UPD: ...у нас в стране. В мире было немало серьёзных критиков - те же Стиглиц и Родрик; вот здесь приведены хорошие ссылки.) Впрочем, «автор» - странный термин для «консесуса» - это же была просто запись того, с чем никто из экономистов тогда не спорил, общий знаменатель. Уильямсон, правда, последние 20 лет переходными экономиками не интересовался – собственно, первый «консенсус про реформы» был написан для Латинской Америки (именно поэтому в первом варианте речь не шла про создание рыночных институтов – там- то они были). Андерс Ослунд, один из тех экономистов-публицистов, главных талант которых состоит в ясности мышления, простоте изложения и убежденности в своей правоте (именно таких «одноруких» экономистов больше всего ценят политики), рассказал о последствиях мирового финансового кризиса для стран Восточной Европы.

В обсуждении приняли участие Жерар Ролан из Беркли, Андрей Шлейфер из Гарварда, Роджер Майерсон из Чикаго (они будут выступать вечером – можно ли было собрать панель академических учёных сильнее, чем эта? я не могу себе представить), Петер Хавлик, Сергей Гуриев, Андрей Илларионов, а также Петр Авен, Марио Нути и Ричард Купер из Гарварда (участники семинаров 20 лет назад).

Во второй сессии, посвящённой опыту макроэкономической стабилизации – на которой я это пишу – основным докладчиком был Лешек Бальцерович, главный польский реформатор – бывший и первым вице-премьером, и министром финансов, и председателем ЦБ, а дополняли его доклад Марек Дабровски из варшавского CASE, бывший его замом во времена реформ, Андрей Илларионов, присяжной критик российских реформ 1990-х и Барри Икес, макроэкономист из Пенн Стейта, в 1999-ом году взорвавший дискуссию о российском переходном периоде статьёй про «виртуальную экономику».

Profile

ksonin: (Default)
ksonin

March 2017

S M T W T F S
    1234
567891011
12 131415161718
19 202122232425
26 27 28 2930 31 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 08:45 am
Powered by Dreamwidth Studios