ksonin: (Default)
ВЕДОМОСТИ

Важные полшага

Еврозона, во всяком случае в краткосрочной перспективе, спасена. На прошлой неделе Европейский центробанк (ЕЦБ) объявил о мерах, которые демонстрируют твердую решимость «больших стран» — прежде всего Франции и Германии — сохранить евро в качестве единой валюты. Этот вопрос политический. Америка же не избавляется от штатов Луизиана и Миссисипи во время кризиса (разница в производительности труда между ними и лидерами среди американских штатов близка к разнице между Грецией и Германией). Мы в России не расстаемся с беднейшими регионами из-за того, что в сложной ситуации им необходима дополнительная поддержка. Точно так же и «большая Европа», если есть решимость переживать трудности вместе, может сохранить еврозону.

Ключевое действие ЕЦБ, о котором было объявлено в пятницу, — строчка в описании нового механизма выкупа долговых обязательств стран периферии. В ней прямо говорится о том, что у этой программы нет никаких изначальных ограничений по размеру. В этом принципиальное отличие от предыдущих раундов. Если размер возможного вмешательства ЦБ ограничен, есть потенциальная возможность для спекулятивной атаки. Чем больше рыночных игроков будет верить, что предел вмешательства будет достигнут, т. е. в то, что евро перестанет быть единой валютой, — тем больше стимулов играть против облигаций Испании, Италии, Греции, и эти ожидания начинают «кормить сами себя». Если же предела нет, то такая игра становится гораздо более рискованной. Именно поэтому практически все центробанки в мире обладают правом печатать деньги без заранее объявленных ограничений. ЕЦБ по статусу таким правом не обладал, и это, по мнению многих экономистов, было миной замедленного действия, заложенной под единую валюту. Теперь эта мина обезврежена.

У лидеров стран еврозоны есть время, чтобы создать полноценный фискальный союз — фактически единую страну. Делать это придется по ходу тянущегося экономического кризиса. ЕЦБ спас евро в буквальном смысле, но в отношении возвращения к росту его новые заявления разочаровывают. ЕЦБ подтвердил, что его целью является инфляция чуть ниже 2%, и, согласно его собственному прогнозу, так в ближайший год и получается. Это значительно ниже, чем, по всей видимости и по мнению чуть ли не всех вменяемых экономистов, требуется еврозоне. Инфляция в 4-5% нужна для того, чтобы снизить долги правительств стран периферии, развязав им руки для поддержания совокупного спроса. Еще важнее то, что такая инфляция помогла бы с задолженностью частных лиц и снизила бы ожидания низких цен. Например, рынок недвижимости в Испании, находящейся в гораздо более глубоком кризисе, чем были США три года назад, упал гораздо меньше, чем американский, — люди не покупают недвижимость, ожидая дальнейшего падения, и это не дает экономике расти.

Конечно, в задачу ЕЦБ не входит поддержание роста — только борьба с инфляцией, но, как мы уже видели, он иногда может сделать больше, чем должен.{C}Читать ту же самую колонку на сайте "Ведомостей"


Дополнительные материалы:

Анонс ЕЦБ и техническое описание OMT (На русском - информационная статья в "Ведомостях".)

Объяснение (Айземанн и Чинн), почему нужна инфляция в 4-5%

Мартин Вульф об альтернативах стратегии снижения долгов с помощью инфляции
ksonin: (Default)
ЕЦБ объявил о том, что собирается покупать долги стран еврозоны «без ограничений» (пресс-релиз + «техописание», в котором ключевой фразой является «No ex ante quantitative limits are set on the size of Outright Monetary Transactions.»). Это, хотя и ожидавшийся, очень существенный шаг. О его необходимости давно твердил тот же Кругман, указывая, совершенно справедливо, на то, что как бы ни был велик какой-то стабфонд, если размеры возможного вмешательства ограничены, то возможна и «спекулятивная атака» против него. (См. статью де Грова; так же про это писали Мартин Вульф в FT, Грос и Выплош.)  Только центробанк, имеющий возможность печатать деньги без ограничений, может не бояться такой атаки. Практически все ЦБ в мире сами решают, сколько печатать денег. А ЕЦБ до нынешнего времени ЕЦБ не был таким центробанком: он должен был получать разрешения от политических властей на «печатание».

На мой взгляд, это не «переломный момент», а, скорее, доказательство того, что переломный момент уже пройдён. Евро будет сохранено; новый, фактически (что бы ни говорили политики), мандат ЕЦБ даст время для построения институтов более тесного фискального союза (который, как мне кажется, не сможет существовать без единого парламента – именно так и появились когда-то парламенты).

Насколько новая программа ЕЦБ даст возможность решить проблемы сверхзадолженности периферии за счёт инфляции, неясно. Инфляция евро в 4-5% фактически сняла бы проблемы, остановив "спираль" в Испании и Италии и не заставив слишком сильно страдать немцев. С одной стороны, возможности серьёзно расширились. С другой – в задачу ЕЦБ, в отличие, например, от ФРС, американского центробанка, входит только поддержание стабильности цен (читай, инфляции в 2% в год).
ksonin: (Default)
ВЕДОМОСТИ

Правила игры: Урок макроэкономики

Когда в последний год заходит разговор о макроэкономической политике, названия нескольких стран — Исландия, Ирландия, Латвия, Эстония — всплывают гораздо чаще, чем, казалось бы, им положено. Маленькие страны, маленькие экономики — почему о них говорят, обсуждая проблемы еврозоны и Америки? Дело в том, что невозможно провести лабораторный эксперимент, чтобы проверить какую-то макроэкономическую теорию. Экономистам приходится искать «естественные эксперименты» — ситуации, максимально близкие к искусственным лабораторным условиям. В идеале для анализа последствий экономической политики нужно было бы взять одинаковые страны и, выбрав одну из них с помощью жребия, провести там ту политику, которую мы хотим сравнить со статус-кво. В реальности одинаковых стран нет, да и страны, в которых эксперимент проводится, и те страны, которые будут «контрольной группой», выбираются не по жребию. (Без случайного выбора может оказаться, что последствия политики определяются не ею самой, а теми же самыми факторами, из-за которых страна предпочла ее проводить.)

Случаи Исландии и Латвии оказываются достаточно близки, чтобы многие экономисты, включая нобелевского лауреата Пола Кругмана из Принстона, считали их «естественным экспериментом». Разница состоит том, как определяется валютный курс. У Исландии он плавает. После острой стадии финансового кризиса 2008 г., который сильно ударил по банковской системе, курс кроны резко упал относительно евро. У Латвии курс привязан к евро — сегодня лат стоит столько же евро, сколько он стоил четыре года назад. Решение не девальвировать лат (для этого было необходимо занять деньги у МВФ) было принято латвийским правительством и поддержано гражданами на парламентских выборах. В пользу неизменного курса говорило среди прочего то, что в случае девальвации долг граждан перед банками, номинированный в основном в евро, стал бы гораздо больше в латах. Девальвация требовала бы одновременной конвертации долгов в свою валюту и, соответственно, фактической экспроприации зарубежных кредиторов — в первую очередь, шведских банков. Однако она могла бы облегчить задачу латвийских фирм — подешевевший лат уменьшил бы реальную зарплату работников и позволил бы сохранить более высокую занятость и выпуск. Без девальвации подстройка экономики к новым условиям требовала снижения зарплат, и правительство предприняло героические усилия по снижению зарплат в госсекторе. К сожалению, в частном секторе — даже там, где предкризисный рост был самым быстрым, — падение зарплат было далеко недостаточным. Безработица выросла до 18%, а спад ВВП был в нижней точке более 20% — сопоставим с Великой депрессией; ситуация дополнительно осложнялась значительной эмиграцией.

В Исландии, «контрольной группе», дела тоже шли невесело, но если извлекать короткий урок из латвийского опыта — отказавшись от инфляции, провести «внутреннюю девальвацию», подстройку зарплат и цен, не получится. Читать на сайте "Ведомостей"

Дополнительные материалы:

Райан Авент в блоге The Economist о сравнении Исландии и Латвии (собственно, очень близко к моему давешнем посту на эту же  тему; см. также второй пост, со ссылками на данные по миграции)

Пол Кругман, в разных постах возвращаясь к теме Латвии (много графиков - правда, часто повторяющихся)
ksonin: (Default)
Пол Кругман озаботился Латвией, и не только он. Саймон Рен-Льюис из Оксфорда подробно объясняет, что не так с «внутренней девальвацией», которую так мечтают увидеть хоть где-то те, кто хочет, чтобы все издержки кризиса легли на страны-должники (страны, у которых был большой дефицит счёта текущих операций до кризиса). Способ, которым оказалась достигнута (хоть какая-то, см. таблицу у Кругмана) «внутренняя девальвация», примерно соответствует лечению головной боли если не гильотиной, то ударами молотка по голове. Марк Вейсброт правильно указывает в колонке, что нет причин говорить об успехе экономической политики в Латвии.

Чтобы не сказать слишком плохого про латвийское правительство. Я не говорю, что после 2008 года были допущены серьёзные ошибки – ошибки были допущены в 2006-07, когда были проигнорированы явные признаки перегрева, но смешно винить правительство маленькой страны, когда ту же ошибку совершили куда более крупные страны (с куда более известными и компетентными советниками). В 2008 был сделан очень тяжёлый выбор – можно было «девальвировать лат», фактически объявив дефолт по долгам (девальвация без конвертации долгов в латы сделала бы долги слишком большими, девальвация с конвертацией – экспроприация кредиторов со всеми вытекающими последствиями). Альтернативный, Аргентина-2002, вариант тоже имел бы массу неприятных экономических последствий.

На выбранном курсе потери - в терминах безработицы, снижения уровня жизни и массовой миграции из Латвии - оказались очень тяжёлыми. Вейсброт пишет про 10% эмигрировавших трудовых ресурсов – огромную цифру.  Не случайно, правительство почти на год задержало результаты переписи населения 2011 года и его оценки кажутся экспертам слишком, мягко говоря, оптимистичными – см. слайд 9.  Тем, кто любит порассуждать об успехе «затягивания поясов» в Латвии, заглянуть бы, например, в Вентспилс – в мае 2011 он на меня произвёл впечатление, натурально, город из романа Стругацких – в нём заметно не хватает жителей. (Я не поклонник выводов из собственных наблюдений, но это в точности то, что говорят цифры статистики.)

Впрочем, и правительство, проделавшее большую работу по снижению зарплат в госсекторе, и граждане, поддержавшие правительство на выборах проявили много мужества и показывают, действительно, пример Греции. (С другой стороны, греческие правительства добились от кредиторов куда большего, чем латвийское правительство от шведских банков.) Но говорить о латвийской истории 2008-2012 как о примере какого-то успеха – насилие над реальностью и неуважение к вполне реальным страданиям людей. Пока, во всяком случае.

ksonin: (Default)
Высказывание эстонского президента про Кругмана не стоило бы отдельного поста. Про политика часто и не разберёшь: действительно, он просто такой дурень (или, судя, по цитатам, был пьян?!), или ему нужно было выступить против Кругмана по «внутриполитическим соображениям». (Понятно, что любому политику выгодно «ругать заграницу» - и знаменитый экономист  и, тем более, Нобелевский лауреат, цель «подходящего масштаба» для эстонского президента.) Но меня удивляет, что, бывает, и вполне грамотных людей охватывает "зуд Моськи" или "синдром Голиафа" (за которого, понятно, болела вся прогрессивная общественность того времени). 

Пол Кругман, который по своим политическим взглядам мне совершенно не близок, был на протяжении последних трёх лет точен как никто другой в мире, предсказывая последствия денежной политики и для американской экономики, и для европейской. Балтийскими странами он интересуется "постольку-поскольку": их макроэкономическая история последних лет чётко иллюстрирует те главы из стандартного учебника по макро, которые, он считает, незаслуженно забыты учёными и плохо выучены теми, кто работает министрами и центробанкирами, и "говорящими головами". В деталях  того, что происходит   в этих странах он не разбирается и на это знание не претендует. Он показывает картинку, которая говорит о том, что у Латвии (правительство которой предпочло сохранить фикс к евро во время кризиса) дела шли значительно хуже, чем у Исландии (валюта которой была девальвирована).



Латвийский экономист Олег Краспоперов (Красноперовс) из Банка Латвии рисует другую картинку.

Real GDP, 2000 = 100

Из этой картинки он делает вывод, что говорить о том, что дела Исландии лучше, чем у Латвии: величина спада, по мнению Красноперова, связана с тем, что латвийская экономика росла слишком быстро перед кризисом и, соответственно, упало сильнее. Убедительно? Российского блоггера, которого я читаю с интересом, убедило так сильно, что он ссылается на эту картинку раз за разом. Хотя аргумент Красноперова, конечно, просто глупость. Графики начинаются со 100% и не видно, что Исландия (и Ирландия на том же графике) - это богатые страны, а Латвия - страна со средним ВВП на душу населения. У Латвии "тренд" и должен быть выше! Первая глава в учебнике... Конечно, Кругману и не пришло в голову предположить, что долгосрочные темпы роста у развивающейся страны равны темпам роста в развитой и он не стал об этом упоминать.

Бог с ним, с экономическим образованием Олега Красноперова. В Латвии есть и грамотные экономисты. Почему бы, к слову, правительству и Банку Латвии не спросить их совета? (В 2008 году перед правительством стоял, действительно, сложный вопрос - девальвировать лат или нет. В обоих случаях ожидались гигантские потери для населения. Правительство выбрало курс в пользу немедленных потерь для населения и в пользу иностранных кредиторов, и потери - в терминах безработицы, снижения уровня жизни и массовой миграции из Латвии - оказались очень тяжёлыми. Пока, после 4-х лет, трудно судить, был ли выбран правильный курс - "альтернативный вариант" тоже имел бы массу неприятных экономических последствий. Темп восстановления даёт, я бы сказал, 40% шанс на то, что в 2018 году можно будет сказать, что в 2008 был выбран правильный курс.) Но один вопрос остаётся.

Почему Красноперов написал свою заметку о Кругмане в таком издевательском тоне? Кругман, у Красноперова, не понимает, что велосипедист может в какой-то момент обогнать автобус, потому что автобус остановился, чтобы выпустить пассажирова. Почему российский комментатор, который уже два года вторит, в сущности, аргументам Кругмана (с запаздыванием) про еврозону, так наслаждается хамством эстонского политика? Кругман пишет и говорит исключительно корректно (вот его пост про Эстонию, который вызвал припадок ненависти у президента). Понятно, что вопрос очень сложный и болезненный, и это право каждой страны - выбирать свою макроэкономическую политику и макроэкономических советников. Но от спокойного обсуждения болезненных проблем лучше, прежде всего, самой стране.

UPD: Похоже, всё действительно объяснятся именно воздействием алкоголя. Источники сообщают, что президент ехал из Риги в Таллин на поезде (эстонцы стараются разрекламировать железную дорогу Rail Baltica, которая не пользуется особой популярностью), а на поезде путь занимает что-то около 8-9 часов. От скуки выпил и стал твитить... Вот и ищите в этом глубокий политический или психологический подтекст.
ksonin: (Default)
Греция - не самый важный пример из истории евро и не самый показательный (трудности Испании и Италии вызваны не теми же причинами, что в Греции). Тем не менее, наблюдая за тем, что происходит, можно увидеть иллюстрацию элементарным политэкономическим соображениям. 

У Греции есть сейчас, очень грубо, два пути, "выход из еврозоны" и "сохранение места в еврозоне". В обоих случаях граждан ждёт, в дополнение к тому ухудшению уровня жизни, которое уже произошло, ещё существенное ухудшение. (Оценка будущих потерь The Economist.) В случае "сохранения места" жить станет хуже, потому что для того, чтобы сократить дефицит бюджета, придётся, среди прочего, принимать законы, снижающие социальные льготы, преференции и просто зарплаты госслужащих. В случае "выхода" жить станет хуже потому, что хотя зарплата в новых драхмах не упадёт, но её покупательная способность снизится из-за инфляции, которая произойдёт из-за того, что правительству придётся напечатать денег, чтобы покрыть бюджетный дефицит.

Какой из этих сценариев хуже для греков? Второй хуже. В нём не только "наилучший вариант" примерно эквивалентен "сохранению места", но и есть риск сваливания в "катастрофический сценарий". Правительству после скачка цен в момент выхода придётся, из-за политического давления, печатать деньги очень быстро, что приведёт к большому и длительному снижению реальных доходов.

Однако какой сценарий реалистичнее с каждым днём? Второй, худший, потому что есть просто у него есть простое политэкономическое преимущество. В первом сценарии нужно принимать законы, которые напрямую ухудшают положение граждан. А во втором - не нужно. Правительство будет печатать деньги и говорить о необходимости борьбы с инфляцией. Конечно, граждане будут недовольны высокой инфляцией, но недовольство ростом цен растянуто во времени, а законодательное сокращение зарплат и пенсий - это прямо сейчас. И это вызывает большее недовольство, даже если знать, что рост цен сократит покупательную способность зарплаты сильнее, чем принятый закон.
ksonin: (Default)
Комментарии экономистов о проблемах еврозоны. Хорошее объяснение (Джону Кохрейну их U. Chicago GSB, который не согласен), почему лучше, чтобы подстраивался обменный курс, а не цены-зарплаты. Пока Ирландия и Латвия на собственном опыте доказывают, как тяжёл (если вообще возможен - это пока неизвестно - ВВП на душу населения всё ещё на 15-20% меньше, чем до кризиса и до возвращения - годы) путь "внутренней девальвации", Пол Кругман подсказывает, что то, что сейчас объясняют Кохрейну, было хорошо изложено у Милтона Фридмана пятьдесят лет назад (та же ссылка). Оливье Бланшар, профессор МТИ и главный экономист МВФ, один из самых уважаемых макроэкономистов в мире, в отличие от Кругмана, не участвующий активно в политической деятельности, в колонке, подводящей итоги года, пишет примерно тоже самое.

Тем временем Кругман стал, наконец, обращать внимание на то, что европейская политика слегка менее прозрачна, чем американская. ЕЦБ может, одновременно кивая Меркель и Саркози (или, точнее, их избирателям), что, да, главная проблема сейчас - большие долги и необходимо "затянуть пояса" (это, как указывает Кругман и практически все экономисты, возможно, и правильный диагноз, но совершенно неправильный курс лечения) и отказываясь стать "кредитором последней инстанции" для еврозоны, выдать достаточно кредитов европейским банкам, чтобы они покупали долги проблемных членов еврозоны. (Фактически, говоря о "затягивании поясов", увеличивать денежную базу. Собственно, по-настоящему одно другому и не противоречит, просто граждане-избиратели этого не понимают вовсе, а политики понимают редко.) Это всё осмысленно, конечно, только если эти же проблемные страны одновременно предпринимают меры по долгосрочной (а не краткосрочной) стратегии балансирования бюджета. Но это Кругман не знал про то, как устроена Европа - в моих колонках про перспективы еврозоны в целом (май 2010, декабрь 2010) всё было оптимистично как раз из этих соображений.
ksonin: (Default)
Началось соборование евро. Пол Кругман - один из тех, кто видел это и за десять лет и восемь месяцев назад, когда вопреки просто истерическим крикам ведущего макроэкономиста в мире ЕЦБ поднял ставку дисконтирования, уже давно попрощался. Теперь прощаются Питер Бун и Саймон Джонсон в колонке на Bloomberg (тоже, впрочем, колумнисты, склонные к повышенной возбудимости) и Райн Авент, главный блоггер The Economist (как раз не склонный к истерикам). А Мартин Фельдстайн, один из самых последовательных противников создания евро в 1990-е, спокоен (хотя также пессимистичен).

На прошлой недели и Франция присоединилась к тем, кто давит на Германию с тем, чтобы сделать Европейский центральный банк «кредитором последней инстанции» - то есть позволить ему «печатать деньги». Пока ЕЦБ ограничен размерами созданного странами еврозоны фонда (440 млрд. евро), а есть принципиальная разница между ограничением (любого фиксированного размера) и свободой печати денег – во втором случае на валюту невозможна «спекулятивная атака». Не исключено, что если ЕЦБ такую свободу получит, особенно много долгов Италии и Испании выкупать не придётся – как раз потому, что станет очевидно, что он их может выкупить все.

Печатание евро могло бы принести две вещи. Во-первых, это снижало бы стоимость заимствований для Италии и Ко и уменьшало бы, в реальном масштабе, долги стран периферии. Во-вторых – и это более важно! – инфляция упростила бы снижение стоимости труда в этих странах. Сейчас он в результате притока капитала в период бума переоценён, а при растущих ценах фирмам будет легче поддерживать занятость и нанимать новых сотрудников.

Однако еврозона тонет не по вине Германии. Если бы я был канцлером Германии в эти дни, я бы не соглашался – точно так же, как не соглашается Анджела Меркель. Причина – риск снижения ответственности («moral hazard»). Если начать выкупать долги Италии, Испании и т.д. - а выкупать придётся долго: ещё многие ждут, что ЕЦБ начнёт выкупать долги и сразу начнут продавать, как только его действия чуть-чуть повысят цену - то они начнут занимать ещё больше. Именно поэтому Германия с таким упорством требует от других стран каких-то конституционных гарантий, что они не будут занимать дальше слишком много. Если бы они согласились - то есть их политики смогли бы сделать то, что нужно - можно было бы дать ЕЦБ право быть "кредитором последней инстанции".  Но, похоже, не могут.
ksonin: (Default)
Из колонки про невесёлые дела еврозоны, написанной для New Times, выпал важный абзац. Речь о том, что нынешние проблемы еврозоны развиваются в точности в соответствии с предсказаниями учёных-экономистов в 1990-е. Дорнбуш, Кругман, Фельдстайн, Эйшенгрин были правы; практичные оптимисты из европейской бюрократии – нет.

Абзац такой: Перед самым кризисом два экономиста из брюссельской Еврокомиссии, Ларс Йонунг и Йоин Дреа, опубликовали статью, где подробнейшим образом собрали все статьи американских экономистов, в которых говорилось о неготовности Европы к единой валюте. Собрали, чтобы высмеять! Йонунг и Дреа даже специально похвалили прикладников из ФРС, потому что те более спокойно, чем их университетские коллеги, анализировали разные сценарии. А «академики» говорили: нет, то, что не работает в теории, на практике точно работать не будет. И вот в 2010-11 годах события стали развиваться именно так, как опасались учёные.

По ссылке на статью можно заодно полюбоваться на портреты горе-аналитиков. Или просто полюбоваться цитатой из Йонунга и Дреа. Какие всё-таки наивные младенцы эти американские (читай, в этом контексте, университетсткие) экономисты!  U.S. academic economists focused on weaknesses and problems in the monetary integration process, usually in long papers involving models and econometric tests. They were strongly inspired by the theory of optimum currency areas developed by Robert Mundell (1961). They expended great effort to bring the theory to bear on the feasibility and desirability of a single currency, and attempted to measure how close EU countries, or a subset of them, were to an optimal monetary union in the sense of meeting the various criteria of the theory. Какие-то теории строят, какие-то эконометрические тесты предлагают... А надо просто верить!

Впрочем, от неё есть польза - статья, битком набитая ссылками и цитатами, содержит много информации о тех, кто был прав, говоря о невозможности денежного союза без фискального.
ksonin: (Default)
ВЕДОМОСТИ

Правила игры: Год, когда Европа стала единой

Одним из героев уходящего 2010 года стала единая европейская валюта — евро. В конце весны источником проблем стала Греция, в конце осени — Ирландия. В обоих случаях оказалось, что долги у стран слишком велики (природа долгов в этих двух странах разная, но это не так важно) и требуется помощь со стороны. Читать целиком

Евро

Dec. 6th, 2010 11:11 am
ksonin: (Default)
Такие интересные дискуссии "вокруг евро" в последние дни. Саймон Джонсон и Питер Бун, самые алармистские из вменяемых экономистов - четыре сценария того, что произойдёт с еврозоной. Кто выйдет, кто останется...   Алистер Дарлинг, бывший (и будущий?) английский министр финансов - о том, что следует делать ЕЦБ. Его рецепт, фактически - печатать евро, облегчая, таким образом, возможность расплаты по долгам для стран, у которых есть проблемы. Отчасти ЕЦБ так и делает, но мне вот лично интересно - готовы они платить 7-8% инфляцией в год за сохранение еврозоны. Такая (и даже меньшая, 5-6%) инфляция снимает, при нормальном развитии событий в реальном секторе, долговые проблемы, но, во-первых, в такую "инфляционную цель" трудно попасть (как и в любую низкую положительную цифру), а, во-вторых, возникает угроза снижения ответственности (moral hazard) от этого только усиливается - стимулы снижать дефицит и долг снижаются. Так что, не исключено, нужно дать какой-то стране выпасть... В любом случае, получается, что непредставительный и не отвечающий перед избирателями орган (ЕЦБ) стоит, в сущности, перед совершенно политическими вопросами - именно ему предстоит, в краткосрочной перспективе, решать вопрос о том, как будет устроена Европа. Мой прогноз, впрочем, прежний: еврозона останется в нынешнем составе, а будет списывание долгов, инфляция, новые условия на дефициты и долги и т.п.
ksonin: (Default)
В последнию неделю аналитические обзоры инвестбанков (я регулярно читаю общие обзоры только двух - JP Morgan и Goldman) о еврозоне напоминали сводки с театра военных действий. Кто-то в Венгрии откровенно высказался по поводу бюджетного дефицита и всё - рынок не только форинта, но и евро затрясло и залихорадило. (От нового премьера, коротко говоря, ожидается небольшое чудо - сократить бюджетный дефицит и стимулировать рост.) А мне тем временем хочется обратить внимание на новую статью Мартина Фельдстейна по поводу евро - это всё уже не раз проговаривалось (Кругманом, например - как это ни удивительно видеть Кругмана и Фельдстейна столь единодушными), но здесь вся макроэкономика проблем евро изложена и очень просто, и очень ясно.
ksonin: (Default)
ВЕДОМОСТИ

Правила игры: Европа становится единой

Уже почти полгода как мои знакомые утратили интерес к экономике, вызванный мировым финансовым кризисом, а тут вдруг интерес проснулся снова. Как там курс евро? Что, может стать дешевле доллара? Правда, что ли, что еврозона разваливается? Да, проблемы с греческим государственным долгом оказались все-таки общеевропейскими проблемами. У финансовых рынков появились сомнения в платежеспособности многих европейских правительств. О возможном конце еврозоны или выходе из нее отдельных стран заговорили выдающиеся экономисты — Мартин Фельдстайн из Гарварда и Пол Кругман из The New York Times. (Не путать с Полом Кругманом из Принстона — человек это, может быть, и один, но экономистов в нем несколько. Тот, который пишет колонки, куда более впечатлителен.) Читать целиком
ksonin: (Default)
Два хороших графика в дополнение дискуссии о европейских проблемах. Сразу видно, что "долговая проблема" возникла у большинства правительств, по существу, только в годы борьбы с мировым финансовым кризисом последних двух лет. (Хорошо видно также, что проблемы Испании, как совершенно правильно писал Кругман, не долговые.)


Автор колонки на VoxEU.org, из которой я взял эти графики, считает, что нынешний гнев, направленный против правительств, которы, якобы, накопили большие долги, что привело к кризису, направлен не туда. Колонка путаная и невнятная, но мысль там есть хорошая мне кажется. Госдолги не росли в первое десятилетие XXI века (правительства выучили уроки 70-х), росли долги корпоративного сектора и частных лиц. Если бы правительства были бы способны брать на себя связывающие обещания (commitment) не спасать банки и потребителей в случае кризиса, то и долгового суверенного кризиса бы не было. Добавлю также, что если бы банки и потребители верили в способность правительств брать на себя эти связывающие обещания, то и рост долгов в период бума был бы меньше.

Profile

ksonin: (Default)
ksonin

March 2017

S M T W T F S
    1234
567891011
12 131415161718
19 202122232425
26 27 28 2930 31 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 06:31 am
Powered by Dreamwidth Studios