ksonin: (Default)
Ничего, если я не буду подробно писать про статью Лужкова и Попова про Гайдара? Я ни разу в жизни не слышал от них ничего содержательного, и не знаю, чего ждали те, кто поражается бесчеловечности и неуместности этой статьи. Да, там слышны оправдания Попова, который, как в "Звёздных часах человечества" уже двадцать лет переживает тот год, когда он мог стать чем-то в истории своей страны, а ничем не стал.  Там слышны оправдания Лужкова -  что ж, от действующего политика естественно ожидать риторики, обращённой к самым низменным чувствам - в полемическом запале они сумели обвинить Гайдара в замораживании вкладов (произошедшем на год раньше, в январе 1991-го), и кто-то правильно расслышал в статье лужковский страх. И всё же доминирующим элементом статьи является не жестокость и не ослепляющая боль старой травмы, не поиск сиюминутной политической выгоды и не страх перед политической старостью, а просто глупость.

Мне кажется, что весь переполох среди думающих людей по поводу этой статьи связан с недоразумением. Для думающих людей - для людей с самыми разными взглядами на времена гибели империи и новейшую историю нашей страны - безвременная смерть Егора Гайдара стала поводом ещё раз переосмыслить, пусть уже высказанные тысячу раз, аргументы, ещё раз обсудить альтернативы - даже если их нельзя теперь обсудить с самим Гайдаром. И не удивительно, что эти думающие люди, сами, возможно, не осознавая, ждали от окружающих - если не изменения точки зрения, так хотя бы попытки задуматься, если не уважения к трагической судьбе, то хотя бы паузы, что ли.

Паузы?! О, они ни о чём не задумались - и не надо было о них слишком хорошо думать. Ну так что же, статья Лужкова с Поповым поможет стряхнуть оцепенение. Сам Гайдар, я уверен, не стал бы тратить время на такую ерунду - сейчас, конечно, не осень 1991-го, но что, в самом деле, нам нечего серьёзно обсуждать?

UPD: Чтобы то ни было, Кирилл Рогов хорошо написал в "Ведомостях". Достойный ответ на недостойные слова.
ksonin: (Default)
ВЕДОМОСТИ

Правила игры: Новая победа Гайдара

Безвременная смерть Егора Гайдара, руководителя экономического блока правительства в 1991-1992 гг., вызвала волну откликов. И в шуме этой волны мне слышится надежда на то будущее, которое видел для нашей страны Гайдар.

Значительная часть комментариев была ожиданной. Соратники Гайдара, многие из которых занимают высокие позиции и в правительстве, и в бизнесе, говорили о решительности и хладнокровии, проявленном им в критические последние месяцы 1991 г. После длительной стагнации, затянувшейся более чем на десятилетие, и пяти лет безуспешных и непоследовательных экономических реформ страна столкнулась с огромным бюджетным дефицитом, резким падением производства и дефицитом самых базовых продуктов. Осенью 1991 г., перед переходом власти к правительству, в котором Гайдар занял место министра экономики и финансов, многочасовые очереди стояли в Москве за молоком, хлебом, яйцами и колбасой. Три основные меры правительства, предпринятые в первые месяцы, — отмена контроля над ценами, отмена импортных тарифов и резкое сокращение финансирования предприятий, — хотя и назывались «реформами», были, по существу, безальтернативными. Все мыслимые меры борьбы с нехваткой продовольствия и товаров первой необходимости, которые могли быть предприняты в рамках советской системы, включая и попытки значительно ужесточить режим в целом, не дали никаких результатов. Для беспристрастного аналитика ответственность Гайдара в катастрофе 1990-1991 гг. сродни ответственности врача в реанимационном отделении: он просто делал все, что было возможно сделать. Читать целиком
Дополнительные материалы:
 
"Назад в будущее" - в три раза более длинная статья про то же, про что и колонка, самое, "пятнадцать лет экономических реформ" в проект  "Из-под Вех".

Статья в НЛО про экономическую дискуссию в России в 1990 году - полезно вспомнить, насколько интеллектуально неожиданным было то, что произошло с экономикой СССР и всей страной в 1991 году
ksonin: (Default)
Егор Гайдар был по-настоящему великим человеком. Его хладнокровие спасло Россию от последствий краха СССР. Понимание ситуации - и экономической, и политической и решительность непрофессионального политика позволили произвести в январе 1992 года поворот, остановивший двадцатилетнее сползание страны в пропасть, в последние три года выглядевшее просто катастрофическим.

Самой главной характеристикой Гайдара была исключительная ясность во взгляде на окружающую действительность. За последние тридцать лет ни один российский политик не обладал этим качеством - практически у всех текущие проблемы просматриваются через дымку - то советской пропаганды, то детских страхов. Гайдар, когда видел многочасовые очереди за хлебом и молоком, говорил об очередях за хлебом, а не происках Америки и Англии. Когда видел заводы, выпускающие ненужную продукцию, говорил о заводах, выпускающих ненужную продукцию, а не о том, что "СССР - родина Гагарина". Когда он видел, что стране угрожает голод, он думал о том, как сделать так, чтобы во всех городах появились продукты, а не о том, что "мы не отдадим наших завоеваний". Эта ясность позволяла принимать правильные решения и защищала от бесконечных нападок тех, кто для политической выгоды или просто от страха и боли боялся посмотреть вокруг открытыми глазами.

Эта ясность не принесла политических дивидендов. Его - практика среди учёных - приверженность идеям экономической свободы происходила, возможно, просто из понимания, что рыночная экономика лучше кормит, одевает и обучает людей, чем плановая, но он боролся за неё так, как не смог бы самый убеждённый либертарианец. По сравнению с Андреем Сахаровым, которым умер в момент, когда идеи, за которые он боролся много лет, набирали силу с каждым днём, Гайдар не был так удачлив. Одобрение его экономических реформ на апрельском референдуме 1993 года сменилось резким падением популярности. Гайдар не ушёл - никогда не уходил от борьбы - промаршировав через десять лет открытых политических компаний, где в ответ на чёткость его экономических суждений неслись демагогические оскорбления и личные нападки. Он стал первым политиком, после тех немногих, кто был до первой русской революции, для которого принципы - то, что было ему дорого и то, что он считал важным для своей страны - были важнее сиюминутной выгоды. На десятилетия вперёд Егор Гайдар будет моральным образцом, с которым будут сравнивать новых президентов и премьеров.

До последнего дня - трудно поверить, что вчера был последний день - Гайдар был главной интеллектуальной силой в дискуссии об экономической политике. В последние годы руководители страны, которые в интеллектуальном плане и шагу не могли бы ступить без совета Гайдара, иногда боялись публично признать, а иногда даже не знали, насколько направление дискуссии определялось именно им. Спросите тех, кто знает - увидите, как любая мысль последних десяти лет распадётся на "за мнение Гайдара" и "против". Его семинары, самые неформальные, собирали сотни людей - не тех, кто его любил, а тех, кто знал, как много они значат для практической политики. Его книга "Гибель империи", выдающаяся научная работа политического экономиста, задала те рамки, в которых большинство из нас думает сейчас о будущем России. А то, что Гайдара теперь нет с нами, означает, что будет ещё труднее.

Profile

ksonin: (Default)
ksonin

March 2017

S M T W T F S
    1234
567891011
12 131415161718
19 202122232425
26 27 28 2930 31 

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 06:36 am
Powered by Dreamwidth Studios