Feb. 27th, 2017

ksonin: (Default)
РЭШ объявила о сотрудничестве с МШУ Сколково и "Сколтехом", что, на мой взгляд, очень хорошо. Было бы бессмысленно переезжать в Сколково, если бы не перспективы этого сотрудничества. (Вторая причина - это необходимость, в будущем, собственного кампуса - тот факт, что в России нет современных университетских кампусов, в которых комфортно жили бы студенты без разделения на "москвичей" и "немосквичей", библиотеки были бы открыты до трёх часов ночи, было бы огромное пространство для индивидуальных и совместных занятий - это, реально, отставание на десятилетия. К сожалению, образовательный прорыв последних двадцати лет в России двигался, в основном, "городскими университетами" - той же Вышкой - и, соответственно, в части кампусов разрыв практически не сократился. Но про это я отдельно напишу.)

Сотрудничество РЭШ с МШУ Сколково должно быть очень полезно МШУ. У коллег, например, нет собственного блока "теоретических экономистов", а это - важнейший элемент современной школы управления. К сожалению, в России многие не знают о том, кто и как работает в ведущих бизнес-школах в мире, предпочитая смотреть на примеры INSEAD и других европейских школ, которые, при всём уважении, продукт "догоняющего развития" в области бизнес-образования. А посмотреть на американские школы. Все, конечно, знают, что Chicago Booth, Stern, Wharton - мировые лидеры в академических финансах. Понятно, что Kellogg, Stanford GSB, HBS - научные лидеры в области менеджмента и маркетинга. В бизнес-школах работает множество лидеров экономической профессии - от Марион Бертран в Сhicago Booth до Дэвида Крепса в Stanford GSB. Но гораздо меньше людей знают, что ведущие специалисты в экономической теории работают в бизнес-школах.

Посмотрите коллекцию - посмотрите, в каких научных областях они работают: Адам Бранденбургер в NYU Stern, Набил Аль-Наджар и Альваро Сандрони - в Kellogg, Роберт Уилсон (один из отцов теории аукционов), Юлий Санников (JBC'16), Джон Робертс, Энди Скрипач, Дэвид Бэрон в Stanford GSB, Джерри Грин (из Масколлела-Уинстона-Грина) в HBS, Эмир Каменица в Chicago Booth - это всё чистые теоретики, специалисты в самой абстрактной, математизированной части экономической науки.

Мои друзья-коллеги Егор Егоров в Kellogg, Пьер Яред в GSB Columbia, Миша Островский в Stanford GSB выглядят, по сравнению, с перечисленными выше, "прикладниками", но, конечно, они тоже являются специалистами по экономической теории высшего класса. И ведущие бизнес-школы в мире считают необходимым иметь таких профессоров.

А МШУ Сколково может не иметь - потому что рядом, в соседнем здании, есть РЭШ. И многие специалисты там - от самого теоретического Озгура Эврена (в точности, кстати, та же область, что и Аль-Наджара с Сандрони) до "финансистов" Анны Обижаевой и Ольги Кузьминой - это в точности  то, что нужно, в качестве лекторов, для школы управления, которая хочет быть заметной на карте Европы. Конечно, преподавать в бизнес-школе труднее (хотя мне понравилось преподавать MBA в Kellogg) и, конечно, не так просто объяснять студентам, что часть того, что они платят - они платят за то, чтобы им рассказывали (простые вещи) активные действующие учёные. Трудно, но, после того как сделано столько шагов вперёд, можно сделать и ещё. Тем более, что сейчас есть целая группа выпускников РЭШ - помимо Егора Егорова в Kellogg, и Андрей Маленко в MIT Sloan, и Павел Зрюмов в Wharton, и Алексей Чистый в UIC, и Александр Баринов в UC-Riverside, и Олег Рычков в Temple - с большим опытом именно бизнес-преподавания.

Сотрудничество РЭШ со Сколтехом - тоже очень естественный путь развития. Современное экономическое образование - во всяком случае, на магистерском уровне (чем славилась РЭШ до создания бакалавриата) - это, по существу, инженерное образование. Я уже сетовал, и не раз, на то, что как-то так получилось, что на протяжении многих лет читатели делали выводы о том, чем занимаются экономисты на основе моих рассказов о собственных исследований. А мои исследования - это не "центральная часть" современной (да и любого времени) экономической науки - не денежный рынок, не рынок труда, не налоги, не пенсии. Хороший выпускник магистратуры РЭШ должен уметь работать в Центробанке или минфине - то есть разбираться в DSGE-моделях и понимать, откуда там что берётся; он должен уметь работать в инвестбанке или банке, то есть пользоваться аппаратом финансового анализа и минимальным стратегическим анализом. "Стык" экономики и естественных наук не так просто в высокой науке, но довольно понятен ближе к практике. Наконец, исторически магистры РЭШ были сильнее средних физтехов и мехматян (конечно, в основном из-за соотношения размеров) - это было хорошо видно по результатам вступительных экзаменов; значит, сейчас будет легко находить общий язык. Короче, я в этом сотрудничестве вижу хорошие перспективы.

Profile

ksonin: (Default)
ksonin

March 2017

S M T W T F S
    1234
567891011
12 131415161718
19 202122232425
26 27 28 2930 31 

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 08:38 am
Powered by Dreamwidth Studios